MENU

Лукашенко растоптал символы Беларуси – эксперт

6823 1

Это был момент триумфа романтиков национального возрождения. 28 лет назад, 19 сентября 1991 года, Верховный Совет Беларуси утвердил государственными символами бело-красно-белый флаг и герб «Погоня». Но триумф оказался недолгим. Об этом пишет белорусский политический обозреватель, публицист Александр Класковский для Белсат.

На референдуме 1995 года молодой тогда президент Александр Лукашенко продавил вопрос о смене символики – а по сути возвратилась слегка перелицованная советская. Это было абсолютно в духе лидера, пришедшего к власти под обещания вернуть издерганному постсоветским бедламом электорату «светлое прошлое».

Миф об отмороженных националистах на потребу Москве

Вообще на тот плебисцит был вынесен красноречивый пакет вопросов. В итоге русскому языку придали статус государственного, президент получил карт-бланш на экономическую (потом это слово из его речей как-то выпало) интеграцию с Россией и возможность досрочно прекратить полномочия строптивого Верховного Совета (который через год был разогнан).

Референдумом-1995 крутой официальный лидер убивал нескольких зайцев: наносил удар по национально ориентированной оппозиции (прежде всего Белорусскому народному фронту), готовил почву под абсолютную концентрацию власти в своих руках, делал реверанс перед Москвой и открывал себе возможность играть на российском политическом поле.

Он рисовал себя в глазах Кремля этаким укротителем кровожадных националистов, которые-де уже посадили было местных русских на чемоданы.

Читайте также: Белорусизация для Лукашенко страшнее, чем угрозы Москвы – эксперт

Хотя на самом деле националисты в Беларуси никогда не были у власти, в Верховном Совете ХII созыва были представлены только небольшой группой во главе с харизматичным Зеноном Пазьняком. Решение же о «Погоне» и бело-красно-белом флаге (БЧБ – бел-чырвона-белы – на сленге патриотов) оппозиция БНФ искусно провела через парламент, пользуясь ступором консервативного большинства, напуганного разгромом путча 1991 года.

«Погоня» как повод попасть под раздачу

С референдума 1995 года Лукашенко начал методичную зачистку внутриполитического поля. За БЧБ на улице, «Погоню» на значке или майке – «незарегистрированную символику» – милиция винтила и тянула в каталажку. Госпропаганда упирала на то, что БЧБ использовали полицаи в годы оккупации, ничуть не смущаясь тем, что и нынешний российский флаг использовали власовцы.

Александр Лукашенко принимал свою первую присягу в качестве главы государства под бело-красно-белым флагом.

Репрессии за «Погоню» (в частности, против футбольных болельщиков) выглядели и вовсе нелепыми, потому что этот древний символ Великого княжества Литовского (в котором на видных ролях были предки нынешних белорусов) официально присутствует в гербах некоторых белорусских городов и регионов.

За 25 лет правления режим бессменного президента методично перемолол оппозицию, объявленную пятой колонной, запугал население, отбил у него охоту совать нос в политику. Страна стала еще более русифицированной.

Москва не оценила рвения

Но Кремль не оценил стараний союзника. Он решил пересмотреть негласный контракт с Лукашенко и стал требовать большей верности (никаких шашней с Европой и все такое) за меньшие деньги.

В декабре прошлого года громом с ясного неба прозвучал «ультиматум Медведева». Российский премьер сформулировал жесткую альтернативу, которая в вольном пересказе такова: или «углубленная интеграция» (читай: мягкое поглощение), или сосите лапу. А что бывает, когда сосед не слушается «вставшую с колен» страну с имперскими традициями, показали аннексия Крыма и кровавая буча на Донбассе.

Белорусские власти спохватились, затеяли процесс, названный мягкой белорусизацией. Какие-то билборды на языке титульной нации, высочайшее дозволение праздновать важные для национально ориентированной публики даты вроде столетия Белорусской Народной Республики 1918 года. Но и в тот день при выходе за периметр ограждений милиция хватала людей с национальной символикой. Короче, этакий праздник в резервации.

Фишка в том, что властная верхушка боится не столько окрика из Кремля (что это вы там распускаете «доморощенных бандеровцев»?), сколько роста национального самосознания как такового. Потому что это уже будет не население, а граждане. Которым не по нраву не только имперские замашки восточной соседки, но и недемократичный, несменяемый, ставший тормозом развития режим в собственной стране.

«Пятая колонна» как в воду глядела

Между тем белорусские власти хоть и уверяют, что программа углубления интеграции не несет угроз суверенитету, однако упорно отказываются обнародовать ее проект, который уже парафировали премьеры.

Возможно, Лукашенко надеялся, что после этого Москва разблокирует вопросы газа, нефти, кредитов. Но не тут-то было. В Кремле наверняка учли уроки начала 2000-х, когда Минск торпедировал переход на единую валюту, Конституционный акт союзного государства и пр. Теперь Москва, судя по всему, намерена аккуратно дожимать, пресекать попытки саботажа договоренностей.

Читайте также: Лукашенко оторвался от реальности – мнение

Когда после референдума-1995 подручные Лукашенко демонстративно рвали на куски БЧБ на крыше президентской администрации, когда в прямом и переносном смысле хрустели кости политических противников режима, его создатель, видимо, чувствовал себя на коне.

Но поверженные оппоненты оказались на двести процентов правы. Ныне империя взяла за горло так, что ни вздохнуть ни охнуть.

Возможно, в глубине души Лукашенко уже и сожалеет, что поменял тогда символы. Но в этом он, наверное, не признается даже самому себе. Так что БЧБ и «Погоня» вернутся потом, после него. Дай бог только, чтобы Беларусь устояла.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і YouTube

Александр КЛАСКОВСКИЙ


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування »  

Новини