MENU

Сражение двух философий: реализация этого проекта может изменить многое на Донбассе

946 1

Давно собирался рассказать эту историю. Считаю её достойной внимания, поскольку она воодушевляет и мотивирует. При этом – отрезвляет. Ибо показывает, насколько всё непросто и нелинейно

Об этом на своей странице в фейсбуке пишет Алексей Копытько, сообщает UAINFO.org.

Дальше будет мно-о-о-ого букв, которые способствуют расширению сознания и восстановлению душевного равновесия.

Итак. Речь идёт о проекте строительства в Луганской области железнодорожной ветки, которая свяжет участок железной дороги "Лантратовка – Кондрашевская-Новая" (оранжевая на картинке, картинка из материалов Луганской ВГА) с железнодорожной сетью всей Украины.

У истории два измерения – социально-экономическое и философско-стратегическое. Начнём с простого – с денег.

Вследствие российской военной интервенции в 2014 годк была оккупирована часть Донецкой у Луганской областей (18 бывших районов). После окончания активных боевых действий к середине 2015 года оформилась линия фронта, существующая с косметическими изменениями и поныне.

Никаких причин, кроме наличия на Донбассе российских войск, для существования линии фронта (она же – линия разграничения/соприкосновения) именно в том месте, нет. Ни исторических, ни этнических – никаких. Так называемые "ДНР" и "ЛНР" - абсолютно искусственные образования, являющиеся военными плацдармами, захваченными РФ на территории Украины. По итогам боёв они вполне могли иметь другую конфигурацию.

Почему это важно понимать? Потому что часть неделимой инфраструктуры (транспортных путей, водопроводов, газопроводов, ЛЭП и т. д.) оказалась под контролем оккупационных администраций. А после разрыва экономических связей отдельные элементы этой инфраструктуры превратились в бесполезные обрубки.

Один из них – участок железной дороги "Лантратовка – Кондрашевская-Новая". Он тянется (250 км) по условному географическому центру Луганской области с севера на юг и с одной стороны упирается в Россию, а с другой - в ОРЛО. Как следствие – северные и восточные районы Луганщины де-факто отрезаны от украинской экономики.

Негативные последствия этого можно перечислять бесконечно. Главные:

1) Нет возможности поставлять уголь (в первую очередь – добытый на государственных шахтах, приблизительно 1,2 млн. тонн в год) на Луганскую ТЭС в Счастье, которая обеспечивает электричеством подконтрольную часть Луганщины. Как следствие – либо уголь надо везти из России, либо потреблять дорогой газ (стоимость производства 1 КВт электроэнергии из газа на треть выше рыночного тарифа). Газ, как вы понимаете, тоже не из Словакии, что создаёт уязвимости более высокого порядка.

2) Любой товар, который вы произвели в данном регионе не для локального потребления, нужно везти на автомобиле на 50-150 км. Что повышает издержки, а во многих случаях делает их неподъёмными.

Дорогая энергия плюс убогая логистика – это крест на производстве. Что, собственно, мы сейчас и наблюдаем – список предприятий (от пищевых до строительных), которые могли бы работать в Старобельске, Беловодске, Новопскове и других населенных пунктах, но не работают из-за транспортно-энергетической ловушки, исчисляется десятками.

Плюс необязательные затраты там, где их могло не быть. Например, новые дороги убиваются в хлам фурами. Хотя эти грузы могли спокойно идти по железной дороге.

В общем, территория стремительно деградирует, экономика становится очень примитивной. Гуманитарные последствия ещё хуже, чем экономические.

Спасительное решение обсуждается с 2015 года. А именно – соединить обрубок "Лантратовка – Кондрашевская-Новая" с веткой "Купянск – Попасная", что обеспечит доступ ко всей железнодорожной сети Украины. Для этого нужно построить соединительную перемычку длиной от 42 до 69 км (есть шесть возможных вариантов, пять отображены на картинке, есть ещё один на севере).

Знаете, в чём шокирующий парадокс? Согласно подсчетам экспертов Национального института стратегических исследований, стоимость строительства ветки-перемычки в два-четыре раза меньше, чем экономические потери ЗА ГОД из-за её отсутствия. Только ЛуТЭС требует 2 млрд грн в год дотаций. То есть, для экономики стоимость строительства "отобьётся" за три-четыре месяца! Выиграют аграрии, строители, шахтёры, местные бюджеты и так далее.

Например, оценочная стоимость ветки колеблется от 70 до 85 млн евро. При этом только аграрии за 2014-2018 гг. потеряли/недополучили 292 млн евро. За год аграрии и энергетики теряют/переплачивают (а потом требуют компенсаций) больше (почти 100 млн евро), чем стоит ветка. А если всех посчитать?

Читайте также: 2020-й став роком глухого кута для ОРДЛО – Казанський

Железная дорога включает долгосрочный экономический мультипликатор. Где-то меньше нерационально потратят, где-то больше заработают и инвестируют в развитие, больше уйдёт на потребление и налоговые отчисления. Часть бизнесов в принципе станет целесообразной.

В краткосрочной перспективе, по данным Луганской ВГА, действующий руководитель которой активно борется за этот проект, благодаря строительству железной дороги в регионе будет создано 10 тыс. рабочих мест, а 80% материалов для стройки поставят местные субъекты.

После запуска подстанции в Кременной (июль 2020 года) появилась техническая возможность электрифицировать железную дорогу – и перемычку, и участок "Лантратовка – Кондрашевская - Новая". То есть, логистика ещё подешевеет.

Время на реализацию проекта – порядка трёх лет (с учетом времени на проектирование и формальности). То есть, если бы в условном 2016-м его запустили, то сегодня мы бы имели совершенно другую ситуацию…
Что изменилось?

В начале сентября 2020 годп на базе Минреинтеграции была создана рабочая группа (заинтересованные ведомства, ВГА, нардепы, эксперты), которая вплотную занялась вопросом строительства железной дороги. В частности, были подхвачены обстоятельные наработки Луганской ВГА и НИСИ, подготовленные в 2019-м (кому интересны детали – вот ссылка).

23 сентября группа народных депутатов зарегистрировала проект постановления ВРУ №4145, в котором Кабмину предписывалось обеспечить строительство ветки. Постановление приняли 2 декабря 302 голосами.

15 декабря вице-премьер Алексей Резников сообщил, что в рамках упомянутой рабочей группы согласован вопрос относительно разработки ТЭО указанного проекта и начался процесс привлечения международного финансирования (предварительно – будут задействованы ресурсы Европейского инвестиционного банка).

В общем, поезд тронулся и уже набрал такую скорость, что его остановку нельзя будет пояснить отговорками "сейчас не время" или "есть более актуальные задачи". Цифры экономического эффекта, не говоря уже о повышении обороноспособности и улучшении социального климата, более чем красноречивы. Срыв данного проекта - это либо саботаж, либо диверсия.

И вот тут мы подходим к более сложной части, которая обеспечивает благообразное прикрытие саботажникам и диверсантам.

С 2014 года в публичном пространстве существуют два токсичных манипулятивных нарратива.

Первый: раз мы надеемся скоро вернуть территории ОРДЛО, зачем вкладываться в долгосрочные проекты, которые после освобождения станут не такими приоритетными? Давайте немного подождём, а деньги раздадим пенсионерам…

Второй: если мы начнём по-настоящему вкладываться в развитие подконтрольных территорий как самодостаточной части Донбасса, значит, мы решили отказаться от временно оккупированных. Зрада!

Эти нарративы распадаются на тезисы для разных целевых групп. Например, в патриотических кругах популярен тезис "пусть Россия компенсирует все затраты, будем развивать с репараций", а сейчас, мол, никаких вложений (Россия обязательно заплатит, но после долгих лет судебных разбирательств).

Как следствие – мы шесть лет живём в эдаком полупараличе и ожидании непонятно чего. Потери – многомиллиардные. Хуже всего - это на руку Кремлю и его сателлитам в Украине. 

Россияне прекрасно осознают: чем устойчивее будет подконтрольная часть, чем меньше критических зависимостей будет между ОРДЛО и подконтрольной частью - тем меньше будет возможностей шантажировать Украину на переговорах и нагнетать в публичном поле.

Приведу два примера.

Помните, в первые годы войны существовал мем - "мэр Геническа"? Этот городской голова с началом отопительного сезона "обращался к Путину", и Путин спасал "замерзающий Геническ". Российская пропаганда торжествовала.

Фактическая сторона в том, что добываемый на украинском шельфе Азовского моря газ (и на контролируемой его части тоже) складировался в ПХГ на территории Крыма (вот такая инфраструктура, да), после чего возвращался в Геническ. Россияне разыгрывали информационную операцию по "спасению" города, всячески подчеркивая, что в качестве ответного жеста Украина могла бы пустить воду в Крым.

Однако был сделан ряд шагов, которые избавили город от этой зависимости – и "мэр Геническа" перестал "звонить Путину". Реальность изменилась – исчез рычаг давления со стороны России.

Другой пример – вода в Донецкой области. Которая идёт с контролируемой территории в ОРДО, а затем из ОРДО поступает… в Мариуполь. Да, до сих пор. На седьмом году войны. И всем очевидно, какая это уязвимость. Особенно с учетом того ужаса, который происходит с водой на оккупированной территории. Но ничего не менялось.

При этом четыре года назад началось обсуждение проекта, который мог снять значительную часть этой зависимости. Но всё как-то тянулось…

Читайте также: У перспективі це небезпечніше за самих загарбників ОРДЛО, але вихід є – Асєєв

Как и с железной дорогой, инициированный городом проект был подхвачен, окончательные документы по проекту "вода Мариуполя" были подписаны в 2020 году под эгидой упомянутого вице-премьера, Франция выделила на льготных условиях кредит 64 млн евро. Более того – сразу же началось обсуждение проекта на 70+ млн евро для Попаснянского водоканала (стратегический объект в Луганской области).

В этих иллюстрациях – сражение двух философий.

Носителем первой является нынешняя команда Минреинтеграции и единомышленники. Она заключается в том, что для реальной борьбы за возврат оккупированных территорий необходимо реально развивать подконтрольную часть Донбасса и Херсонскую область. Не продуцировать жизнеутверждающие лозунги, не ждать, а снимать зависимости и уязвимости. Даже если это стоит денег. Даже если на это потребуется время.

Другая стратегия предполагает сохранение этих зависимостей под разными соусами, иногда – очень патриотическими. Главное для её носителей – чтобы реальность не менялась.

Ведь изменение реальности меняет расстановку сил за столом переговоров. А некоторых лишает привычной электоральной повестки.

Представьте, что Украина начнет действовать, исходя из того, что с точки зрения инфраструктуры линия соприкосновения – это граница с потусторонним миром. Там дальше – пропасть, обрыв. И мы должны делать всё, чтобы обеспечить связность подконтрольной территории с остальной частью Украины.
Подчёркиваю – с точки зрения инфраструктуры. При этом максимальные усилия должны вкладываться в поддержание контактов с жителями оккупированной территории. Чтобы человеческие связи не утрачивались.

Проект с железной дорогой – это одно из сражений философской схватки. Оно может стать переломным.

Минреинтгерации уже открыло два новых сервисных хаба на КПВВ (я писал об этом), в следующем году будет прорыв по онлайн-сервисам, которыми смогут воспользоваться и жители ОРДЛО. Также в этом году отменили ЗНО для детей с оккупированных территорий. По Крыму будет несколько треков, в том числе – стратегия развития крымскотатарского языка. То есть, возможности для поддержания связей наращиваются.

При этом: 1) проект по "воде Мариуполя", 2) проект по железной дороге, 3) в нереально сжатые сроки подписан договор на 100 млн долларов с МБРР для развития инфраструктуры на Луганщине, 4) понятийно согласован проект для водоканала в Попасной; 5) на выходе проектная документация по строительству очистных в Красногоровке (город шесть лет почти без воды, должны заработать весной 2021 года); 6) проект по оснащению источниками солнечной генерации 65 локаций в 19 населенных пунктах Донецкой и Луганской областей (на 100 млн грн, совместно с "Нафтогазом")...

Параллельно – договор на 345 млн евро с ЕИБ на восстановление Донбасса. И много чего ещё. И это только за 2020 год.

Такой подход изрядно нервирует Россию. Ибо оккупированная часть Донбасса Кремлю триста лет не нужна. Россия её никогда не признает и тем более – не присоединит. Цель России – втолкнуть ОРДЛО назад в Украину, добившись политических уступок (особый политический статус) и переложив издержки. Россия же не вкладывает туда ни копейки долгосрочных инвестиций! Просто сравните Крым и ОРДЛО.

Москва выгребает недра, вывозит заводы и делает необременительные пропагандистские вещи, чтобы закрепиться на плацдарме – типа раздачи "паспортов" или переформатирования школьных программ. Но ничего не развивает.

Когда закрывается 40 шахт, сворачивается образование, а взамен – книжечка с двуглавым орлом и пятиминутки ненависти к Украине по телевизору, со временем неизбежно возникает диссонанс. Сейчас Кремль блокирует КПВВ именно потому, что всё больше граждан на оккупированной территории задаются вопросом – а что дальше? Книжечка уже есть, работы уже нет, дальше что?

Шаги Украины по обеспечению связности и развитию подконтрольных территорий ломают планы Москвы. И приводят в ужас вождей российских оккупационных администраций, будущее которых становится весьма тревожным. Когда летом Минреинтеграции заявило о начале работы над Стратегией экономического развития Донецкой и Луганской областей, колаборанты хихикали. Сейчас, когда под стратегию уже разворачиваются сопутствующие проекты, этот смех – с явными истерическими нотками.

Заметьте: и россияне, и агенты влияния в Украине регулярно требуют отставки Резникова. Хотя он возглавляет исключительно миролюбивое и сравнительно небольшое министерство.

Причина очень простая – для победы указанной философии нужна "длинная воля", нужно "бежать" в одном направлении достаточно долго, чтобы процессы стали необратимыми. И где-то должна быть точка сборки для разных инициатив. Тогда уже никто не сможет шантажировать, что перекроет воду Мариуполю или вырубит Луганскую ТЭС.

В общем, до воплощения всех замыслов ещё далеко, но процесс пошел, первые результаты есть, он ускоряется. И это радостно.

Не нужно быть гадалкой, чтобы предсказать – по мере разворачивания указанных проектов усилится давление со стороны России. Наши враги – прагматики, они умеют расставлять приоритеты. В первую очередь они будут ломать долгосрочные проекты.

Надо выстоять.

Уже завёл специальную книжечку для фиксации персонажей, атакующих именно долгосрочные начинания.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і YouTube

Алексей КОПЫТЬКО


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини