MENU

Анна Синькова: «Ветераны сами готовы идти на том Вечном Огне жарить яичницу»

3298 7

20-летняя художница – член Национального союза театральных деятелей Украины, лидер художественного объединения «Братство Святого Луки», активистка партии БРАТСТВО Анна Синькова была арестована 29 марта 2011 года и обвиняется по ст. 297 ч. 2 Уголовного кодекса Украины («Осквернение могилы», от 3 до 5 лет лишения свободы) за участие  в художественной акции «Вечная яичница на Вечном огне» с приготовлением яичницы на газовой горелке мемориала «Вечный огонь» в киевском Парке славы, построенном в советское время.

С этой акцией можно не соглашаться,, но нельзя оставаться спокойным к такому правосудию, которое применяется к Анне.

Девушка просидела в СИЗО более трех месяцев и тут, 30 июня, неожиданно для всех суд в лице общеизвестного Родиона Киреева изменяет меру пресечения на подписку о невыезде.

UAINFO решил поговорить с Анной о ее политзаклечении

«Никоим образом не жалею»

Многие не понимают для чего Вы это сделали. Чего вы хотели добиться ?

Направлений было несколько: социальное, национальное и религиозное. Нам сейчас объясняют, что якобы огонь горит для ветеранов, за ветеранов. Поэтому ветераны очень пострадали от этой акции. Но если взять социальную сторону вопроса, то ветераны сейчас голодают, у них забирают квартиры. Буквально сегодня у меня был такой случай: возле Святошинской прокуратуры встретила дедушку, по виду которого было ясно, что он был взрослый, когда началась и закончилась эта война, то есть точно участник боевых действий. Он просто подошел ко мне и спросил: «Вы, случайно, не в прокуратуру, потому что здесь сидят преступники. Вам очень повезло, что Вы идете не в прокуратуру». Это и есть одна из проблем наших ветеранов, наших дедушек. Конкретно у этого мужчины забирали квартиру.  В нашей стране у сотен, у тысяч пожилых людей ничего нет, а у них еще последнее забирают. И то, что якобы специально для них горит Вечный Огонь, никак им не помогает.

При этом я знаю очень много ветеранов, которые не то, что  скептически, а вообще крайне негативно относятся к Вечному Огню, как к современному символу Второй мировой войны и  всего, что с ней связано. Они меня поддерживали, они созванивались с моей мамой, они говорили, что они уже сами готовы идти на том Вечном Огне жарить яичницу. Были и такие.

А в чём национальная составляющая акции?

Вечный Огонь - это коммунистический символ. Он не прославляет ветеранов, он не для памяти погибших, он для того, чтобы прославлять советскую эпоху. К погибшим во Второй мировой войне он не имеет никакого отношения.

Тем же, кто не вернулся с войны, кто был уничтожен во время оккупации, должен ставится просто мемориал, без символики. Я думаю, что ни один солдат, который вынужден был воевать за сталинизм в этой войне, не хотел бы, чтобы его под сталинским символами хоронили. И ещё нужно очень хорошо разобраться, хоронили ли там вообще павших в боях солдат Советской армии, меня-то ведь за «надругательство над могилой» посадить пытаются.

То есть как не хоронили?

Сейчас я планирую требовать от суда, если суд все же будет утверждать, что меня обвиняют в надругательстве над могилой и факт надругательства был, тогда я буду требовать независимой экспертизы. Пусть проводят экспертизу, пусть мне докажут, что там есть могила. И чья это могила.

Пока что данный факт официально не был доказан?

Была какая-то отписка, но доказано не было,есть ли там могилы или нет. И что там вообще находится? Там находятся газовые трубы.

Вы также говорите о религиозном контексте своих действий. При чём здесь религия?

Вырывающееся из земли пламя символизирует не что иное как адский огонь. Это что способ чтить память ветеранов адским огнем? Это что за намеки вообще? Это, по-моему, надругательство над и могилой, и над нашей исторической памятью.

Анна, не жалеете о том, что сделали, а точнее о том, как вся эта история закрутилась?Никоим образом не жалею. И после того, как это все преобразовалось в уголовное дело, и меня поместили на три месяца в СИЗО, тоже не жалею. В результате всё вышло так, что я наступила на самый больной мозоль Коммунистической партии — на их наиважнейший исторический миф, на миф о Великой Победе. Поэтому я рада ещё больше, чем в самом начале.

«За палку колбасы и бутылку коньяка при мне девочка уехала на год»

Какие были условия содержания в СИЗО?

Условия содержания в СИЗО ужасные. Камеры переполнены... Я вообще не могу понять, зачем у нас в стране сажают столько людей. В нашей камере, рассчитанной на 16 человек, нас сидело 25. И так везде, среднее превышение нормы или как там говорят «перелимит»  — по 5 человек. Тесно, один туалет на всех, душа нет, жара страшная.

Как задержанные решают вопрос «перелемита»?

У кого спят по очереди, у кого кто-то ложится на пол. В моей первой камере было много пожилых людей, которым нужны были кровати, был «перелемит» - семь человек. Если положить на пол семь человек - это значит, что пол полностью занят людьми, тогда просто ходить невозможно, там приходится тропинки прокладывать в туалет. Вот так.

Вы там болели?

Из-за случившегося весною резкого похолодания я два раза серьёзно болела. Окна частично выбиты. Что на полу, что не на полу спать одинаково холодно.

Медицинское обслуживание Вам предоставляли?

Один аспирин... Да и то не каждый день. Медицинское обслуживание там вообще никакое. В СИЗО я как-то принесла плакат-интервью начальника СИЗО, в котором по-моему были правдивы только служебные части речи. Ни одного слова правды. Там говорилось о каком-то медицинском обслуживании (стоматологические, гинекологические кабинеты), но их просто нет.

Лекарств нет. Как мне рассказали другие задержанные женщины, на лекарства для находящихся в СИЗО было выделено в этом году 5 тысяч гривен на 6 тысяч людей, то есть лечение человека в год стоит примерно гривну. Так, на гривну и лечили.

Какое отношение Вы испытывали к себе со стороны сокамерниц? Они знали, за что Вы сидите?

Поскольку это тюрьма, дословно передать не смогу, там одни эпитеты и метафоры. Но в принципе это было возмущение, что если уж за такое сажают, так чего же ждать всем остальным. Там люди, сидящие за десять шоколадок, ждут приговора, и некоторые за десять шоколадок едут дальше на год, на два. Были и такие. Со мной в камере сидела девочка, которая в то время как я приехала была там уже три-четыре месяца. Ее обвиняют в том, что она украла две пачки памперсов и ей грозит два года. За палку колбасы и бутылку коньяка при мне девочка уехала на год.

И здесь я приезжаю за акцию с яичницей. Конечно же, у людей первая реакция — шок. Что ждет их в таком случае? С другой стороны - возмущение. Потом я объяснила мотивы своего поступка и все со мной согласились. Главным преступником там все в один голос считают государство, ни за что жёстко карающем и ни во что не ставящем собственные процессуальные нормы. Девчата шутили, что все выйдем и пойдём в знак протеста против ментовского и прокурорского произвола на Вечном Огне яичницу жарить.

Чья история Вам запомнилась больше всего?

Была девочка, у которой милиция отобрала квартиру и после этого посадила её в тюрьму.

Наверное, для надёжности.

«Давай, сейчас же подписывай, иначе убьём»

Как часто к Вам кого-то пускали? Я имею ввиду разрешённые свидания

Могут прийти только близкие родственники и адвокат. Они могут прийти только с разрешения того следственного органа, за которым я закреплена. То есть получается так: если мое дело сейчас находится у следователя, то именно он и должен давать разрешение. Следователь... Учитывая то, как он скрывался от моей мамы, она не сразу смогла получить разрешение. Пришедшие допрашивать меня бандиты разрешение у него получили без проблем, а вот мама даже с разрешением смогла ко мне попасть не сразу. Хотя по закону родители могут приходить раз в месяц, а адвокаты и того чаще.

Злоупотребления были?С этими всеми сложностями более знакома моя мама. Мы вообще, как я  вышла, стараемся не затрагивать эти вопросы, живем нормальной жизнью. Сейчас пару недель поживем так, потом начнем вспоминать всю эту эпопею. Она рассказывала, как он от нее прятался, как он не брал трубку, как он назначал ей встречу в РОВД, а сам где-то пропадал.

В СИЗО тебе угрожали. Если да, то кто? Когда это было?

6 апреля 2011 года меня вызывают без вещей на выход. А я ещё новенькая, вообще не понимаю, что должно происходить. Думаю, пришла мама. Ну, и я иду такая окрыленная, счастливая и всё такое. Меня заводят в такой боксик. Это такая меленькая камера, в ней еще отдельно клетка. Значит, меня сажают в эту клетку, прикрывают дверь и заходят три человека (иначе как мордовороты их назвать сложно). Каждый из них в два или три раза больше меня.  И наружности, я Вам скажу, весьма подозрительной.

Они не представлялись, они не показывали своих документов, они сразу начинают даже не допрос, а прямое давление.

Прессуют...Сначала тот из них, который стал играть «доброго полицейского», говорит, какая я плохая и мне не жалко маму, что меня все бросили, что лучше мне вообще во всем сознаться, в чем я ещё не призналась и в чём меня просят признаться и потом всё будет хорошо. Потому что сейчас меня посадят на десять лет. Это при том что статья предусматривает пять. 

Я игнорирую эти фразы, говорю, что согласно статье 63 Конституции Украины отказываюсь отвечать на вопросы. Ещё спросила, где мой адвокат, почему они пришли без моего адвоката. После этого началась матерная ругань, они сказали, что они думают о моем адвокате, обо мне и о статье 63 Конституции. Я просто такими словами не оперирую, даже произносить не хочу. Потом начали буквально бросаться на клетку. Но лично меня бить не стали, я ведь могла снять побои.

Хотя в принципе могли бы побить и никто бы даже не вступился, так как эту матерную ругань, грохот  было слышно в коридоре. Это очень тесное помещение, а охрана сидит в пятидесяти метрах от этой камеры. Мне не верится, что охрана могла этого не слышать. Однозначно это было слышно и никто не вступился.

Вы испугались?

Конечно же, испугалась. Однако, больше всего я боялась того, что на меня просто могут навесить то, чего я не делала. С меня потребовали подписать признание, что я, оказывается, подожгла штаб Партии регионов. Делала я это или нет, даже не обсуждалось.

«Давай, сейчас же подписывай, иначе убьём», - это было единственным аргументом.

Камерой начали пугать. Но они не учли, что я изначально была в такой довольно страшной камере, одной из самых страшных в СИЗО, и в принципе там нормально прижилась. Они грозились посадить меня в «пресс-хату». Это камера, которая собирается на одну ночь, на утро человек оттуда уже не возвращается. Туда собирают просто самых жестких абармотов, какие  за уступки от начальства выполняют приказ кого-либо убить, прибить, напугать (смотря что в том случае нужно администрации или следователю). Они мне тогда говорили, если даже не пресс-хата, то изнасилование, избиения мне обеспечено, что буду «бегать по хатам», то есть по камерам.

В действительности же камер я сменила много. Мы потом общались на эту тему с Алексеем Макаровым. Он за год сменил одиннадцать камер, а я за первый месяц пять. Т.е. по камерам нас хорошо покидали. На самом деле это проверенный приём современной карательной системы, поскольку в каждой камере прижиться не так просто. Это своеобразный такой микроклимат, в котором свои правила, свои устои, свои люди. Даже банально запомнить имена людей сразу бывает не просто.

Расскажите, пожалуйста, подробнее

Заходишь в новую камеру, никого не знаешь, не знаешь, кого могут подсадить, кто там милиционер, потому что в каждой камере было по милиционеру. Это такое давление, которое срабатывает паранойей, потому что первую ночь вообще невозможно спать: думаешь, мало ли что это за камера, а вдруг это уже «пресс-хата», вдруг меня сейчас ночью подушкой и задушат, потому что о таких историях в СИЗО я слышала. Например, одной девочке на заказ порезали лицо, потом подушкой её  душили за нарами, чтобы она не позвала охрану. Такое тоже часто бывает.

Кроме того говорили, что депутатам, которые за меня заступились, устроят адскую жизнь. Я, правда, не знаю, как они хотели это сделать. Обещали сделать так, чтобы моих адвокатов лишат лицензии. Говорили, что мой адрес уже все знают и сейчас к родителям «начнут ходить». Обещали выставить мой адрес в Интернет и вот эта ненормальная публика, которая мне сейчас постоянно звонит и пишет, будет «приходить ко мне домой».

А как сейчас? До сих пор беспокоят?

Я не успеваю удалять эти сообщения у себя на странице ВКонтакте и на е-мейле. Звонят, слава Богу, реже, потому что мой номер телефона не распространён, известны номер мамы и номер одного моего коллеги. Так как мамин номер - второй в списке, то к ней звонили только для того чтобы оказать моральную поддержку, а этому коллеге повезло меньше. Его номер выставили на каком-то порно-сайте.

Что пишут?Все сообщения однотипные. «Мы тебя мордой в огонь засунем», «такая тварь неблагодарная, деды воевали» и т.д..

У меня тоже деды воевали, поэтому я как раз благодарна. Я хочу, чтобы мои деды нормально жили, а не в ужасных условиях, где это государство их ничем не поддерживает, кроме как не нужным им Вечным Огнем, где они вынуждены свою инвалидность ежегодно доказывать разнообразным комиссиям.

Пишут, что меня «надо прибить, что меня встретят под домом и изнасилуют, изуродуют и что уже за тобой ходят».

И что? Ходят?

Ходят. Было замечено лишь, что милиция ходит. Периодически дежурят под домом. Я не знаю с какой целью. И в дождь, и в жару стоит человек целый день смотрит на окна. Под офисом также.

Ваши подруги, с которыми Вы делали акцию, по ним ведутся какие-либо следственные действия?

Настолько мне известно, два человека в розыске и одна девушка провела трое суток в РОДВ, после чего её отпустили. По ней также велось следствие, её уголовное дело объединено с моим. И это сделано с целью затянуть дело, чтобы мы дольше походили на подписке, чтобы нас дольше контролировать. В действительности её дело, поскольку она была задержана гораздо раньше меня, оно в принципе подходило к концу. Она вот-вот должна была получить, я думаю, условный срок. У нее оставались процессуальные моменты - дебаты, оглашение приговора. Но в связи с тем, что прокурор решил устроить какие-то дополнительные экспертизы и в связи с тем, что её дело сейчас соединяют с моим, которое сейчас только на начальных стадиях, конечно, дело затянется.

«Симоненко на «Майбахе» не «надругался над памятью», а я «надругалась»

Не кажется ли Вам, что случай на Вечном Огне, это всего лишь повод поместить Вас в СИЗО. До этого вы ведь очень активно занимались организацией студенческих акций протеста. Например, Вы занимались организацией акций после убийства киевского студента-педагога Игоря Индыло?

Я бы хотела здесь уточнить. По Игорю я всегда была не организатором, а участником, хотя и достаточно активным, подтягивала туда людей. Но «Вечный Огонь» - это, естественно, повод.  Потому что даже если сравнить со второй нашей активисткой, для которой эта акция была в принципе дебютом, то её через трое суток отпустили. Меня же за тоже самое продержали три месяца. И, между прочим, названные мною «абормотами» опера, когда приходили, они говорили что «мы тебе вспомним и то, и то-то».

Чем Вы сейчас заняты?

Первое, чем мне пришлось заняться, так это работой программиста. Поскольку пока я сидела в СИЗО, наши недоброжелатели умудрились убить сайт Братства святого Луки, были осуществлены хакерские атаки. И как неопытный программист за несколько ночей я его полностью восстановила. Сейчас у нас там с появилось несколько заявлений, в том числе инструктаж «Как правильно готовить яичницу на Вечном Огне», чтобы у желающих не было проколов.

Конечно же, участвовала в акциях в поддержку солидарных со мною ребят.

Что с учёбой?

К сожалению, придётся начинать по новой. До этого я закончила факультет журналистики Киевского славистического университета. Поэтому я -  журналист. Ещё со школы мечтала стать журналистом, поэтому сейчас я занимаюсь любимым делом.

Как Вы считаете, кто конкретно или какие силы заинтересованы в Вашем уголовном преследовании?

Есть очень много антиукраинских сил, которые рады щемить патриотов. В Украине это в первую очередь Коммунистическая партия. Витренко проигнорировала акцию. А коммунисты плюются слюной, что меня мало посадить, что меня надо прибить, поскольку я «надругалась над памятью». Симоненко на «Майбахе» не «надругался над памятью», а я «надругалась».

«Зачем им терять нескольких судей, если можно поставить одного молоденького судью с двумя годами судейского стажа и двумя месяцами работы в Печерском суде?»

А то, что судья Родион Киреев также судит Юлию Тимошенко и Николая Мельниченко, что это для Вас значит?

Здесь вопрос более глобальный. Вопрос в том, что судей на дела назначает жеребьевка, осуществляемая якобы с помощью компьютера. Но как как компьютер одновременно мог выбрать одного и того же самого судью для трех политических дел: Тимошенко, я и Мельниченко? Получается, что компьютер Печерского районного суда каким-то чудом решил поиздеваться над судьей. Я думаю, что ему нужно было бы посочувствовать. Я наблюдаю за прямой трансляцией суда над Тимошенко, и думаю, что там дело дойдет до увольнения и судья сам объявит себе отвод. По нему видно, что он уже не выдерживает.

Для чего это всё делалось, как Вы считаете?

Ясно, что эта власть может долго не продержаться. И руководство Печерского суда понимает, что эта власть, как любая другая, временная и что Тимошенко благодаря этому делу сейчас на взлёте. И вообще все оппозиционные силы на взлёте только потому что их прессуют. Судьи с многолетним стажем это прекрасно понимают. Зачем им терять нескольких судей, если можно поставить одного молоденького судью с двумя годами судейского стажа и двумя месяцами работы в Печерском суде? И когда будет смена власти, тогда полетит один судья, а не все.

После привязки к Вам статуса «политзаключенной», настолько изменилась Ваша жизнь? Отношение людей?

Я не знаю. Друзья остались друзьями. Отношения между нами не изменились. При этом они очень хорошо проявили себя тогда, пока я сидела в СИЗО. Это люди, которые бегали и искали поручителей, которые помогали моей маме с передачками, которые передавали документы в Европейский суд. Все как-то объединились и все мне помогли, за что я им очень благодарна.
Как оно — на свободе? Всё кажется каким-то необыкновенным. Я гуляю по Киеву, и больше не вижу небо в клетку. Для меня всё теперь намного ярче и приятнее. Жить ещё больше хочется.

Сроки пресечения прошли, были нарушения. А тут 30 июня раз - и отпускают? Что это значит? Удивило ли Вас это решение суда?

Для меня оно было неожиданностью. Учитывая то, что  после первого суда меня не выпустили. А как мне объясняли сокамерницы, первое заседание важно тем, что по сути именно на нем решают о необходимости изменения меры пресечения. Я уже была настроена на то, что до приговора я буду находиться  в СИЗО, а  тут вдруг. Если честно, было искреннее удивление.
И чтобы это могло значить?Ну, маленькое Божественное чудо ...

Беседа велась на украинском языке

ФОТО ЗДЕСЬ

Ганна ПЕРВАК [info]ganna_pervakUAINFO

 



Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі


Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини