MENU

«Blitzkrieg» и «гибридная война»: параллели между немецкой и российской оккупациями Крыма

6097 1

Гитлеровские войска вступили в Крым 1 ноября 1941 года. Немецкие оккупанты хозяйничали здесь до апреля 1944 года, то есть почти 2 года и 5 месяцев. Российские оккупанты заняли Крым в феврале-марте 2014 года. Будет стыдно не только Украине, но и всему миру, если путинская оккупация полуострова продлится дольше гитлеровской. Следовательно, есть конкретный срок – до августа 2016 года Крым должен быть освобожден от нынешних захватчиков, а лучше – раньше. Год уже прошел почти бесполезно. Осталось уже меньше года и трех месяцев, медлить нельзя, нужно срочно действовать. Как? Об этом и поговорим: о параллелях, аналогиях и отличиях гитлеровской оккупации Крыма в 40-х годах ХХ века и путинской оккупации в 10-х годах XXI века. 

Тем более что Москва останавливаться не собирается. Не исключено, что она использовала передышку и так называемые «минские переговоры» для подготовки будущего наступления, которое, по мнению некоторых аналитиков, может планироваться как «блицкриг» к 9 мая. Однако никто не знает настоящих планов Путина и его «коллег». Возможно, они собирают силы для интервенции во всей Украине. Возможно, в их планах нападение на Прибалтику и другие страны Европы, например, Польшу. Возможно, они готовят провокации в любой точке мирового океана, воздушного пространства или любой страны на любом континенте.

И каждый из этих вариантов сейчас имеет основания рассматриваться как вероятный, потому, что Путин воюет, во-первых, не столько с Украиной, сколько со всем остальным миром из-за провала личных амбиций и претензий на роль сверхдержавы в мире, во-вторых, он воюет грязно и не правилам, в-третьих, он не предсказуем, потому что руководствуется отнюдь не реальными интересами России или россиян. Его политика подчинена не законам и правилам, а управляется спонтанными и необоснованными желаниями, подвержена стихийным искажениям и всплескам. Путин сегодня – это главная опасность миру во всех точках земного шара. Никакими переговорами на разных уровнях и в разных форматах и усилиями всего мира за весь год она не предотвращена и даже не уменьшена.

Но при всем при этом наибольшая угроза полномасштабной войны нависла над Украиной, поскольку, во-первых, она уже подверглась вторжению российских войск, во-вторых, несмотря на кардинальное изменение политики за год, все еще не в состоянии в одиночку противостоять хорошо подготовленному агрессору, в-третьих, мир, занятый своими текущими делами и интересами, до сих пор не осознал в полной мере угрозы, проистекающей из Москвы, для него самого.    

Чтобы глубже понять сущность того, что случилось в этой войне, в частности, с Крымом, попробуем сравнить характер и особенности оккупации Крыма гитлеровскими нацистами в 1941-44 годах и оккупации его русскими интервентами в 2014 году и по настоящее время.

Захват территории оккупантами

Ощутимого сопротивления на полуострове, кроме Севастополя и Керчи, гитлеровцы в конце 1941 года не встретили, хотя вокруг Севастополя и на Керченском полуострове еще долго существовали две линии фронта. Последнюю неделю октября и первую неделю ноября в городах было безвластие, грабежи, поджоги. Советские войска, занимавшие оборону с берега, почему-то предполагали, что немцы будут брать Крым десантом с моря, и потому, не укрепив надежно Перекоп, заранее отошли на запад и восток Крыма. Завершалась эвакуация людей и всего ценного.

7 ноября немецкие самолеты на траверзе Ялты потопили транспорт «Армения» с тысячами раненых, партийно-советскими работниками Южнобережья, сотрудниками внутренних дел и многими ценностями. 10 ноября немцы уже приступили к формированию в Крыму органов местного самоуправления, которые впоследствии стали вспомогательными исполнительными структурами, как и сейчас все местные советы, де-факто подчиненные административной вертикали.

7 ноября был создан Севастопольский оборонительный район, командующим в котором назначили вице-адмирала Октябрьского. Однако он впоследствии оставил войска и фактически сбежал в Новороссийск, а оборону Севастополя с оставшимися десятками тысяч воинов организовал командующий Приморской армией генерал Петров. Большинство воинов героически погибли, часть прорвалась в партизанские отряды, полностью изменив ситуацию в крымских лесах.

Немцам удалось захватить Севастополь только в июле 1942 года.

Во время российской оккупации 2014-го года, все было наоборот. Являвшийся военной базой будущих оккупантов Севастополь пал первым. Городские органы власти, частью занимавшие пророссийские позиции, частью подкупленные заранее, частью осведомленные в том, что готовится в городе, а частью просто не понимавшие социально-политической обстановки, фактически без сопротивления отдали власть в руки Алексею Чалому, выдвинутому на якобы  стихийном митинге, численность которого в российских СМИ была завышена в разы.

Заранее переправленные на базу Черноморского флота отряды нового вида войск, обученные для проведения спецопераций, ночью 27 февраля захватили органы власти в Симферополе, что обозначало полный переход Верховной Рады и Совмина, а вместе с ними и всей структуры власти в Крыму, под управление оккупантов. Над ними были подняты флаги Российской Федерации. Началось блокирование украинских  воинских частей и их разоружение.

Миф о том, что якобы крымские сепаратисты «обеспечили» мирный переход власти, о чем неоднократно заявляли и Аксенов, и Константинов, явно не состоятелен, поскольку российские вооруженные формирования не только ожидали, что украинские военные откроют огонь, но и провоцировали их на это. Заслуга в мирном «переходе власти» и отсутствии массовых жертв лежит на украинской стороне, которая по разным причинам, принимала силовое противостояние, но не оказывала вооруженного сопротивления. И если бы это случилось, то, как подтвердил Путин в своем фильме, он готов был применить даже ядерное оружие, после чего жертвы были бы неисчислимыми.

После легализации оккупации и освящения ее решениями «верховной рады» началась переправка российских войск через Керченский пролив и размещение их на бывших военных базах СССР. Военный захват Крыма длился всего 20 дней – с 27 февраля до 18 марта, когда Госдума приняла решение о включении Крыма и Севастополя в состав России. Но и после этого в Крым переправлялись и размещались там регулярные воинские подразделения всех видов войск. Им обеспечена способность применять ядерное оружие, что, как видно из заявлений Путина, до сих пор рассматривается как вероятный вариант.

Столь быстрая оккупация и аннексия Крыма стали возможными из-за повального подкупа Россией крымских должностных лиц и вследствие работы заблаговременно засланной агентуры – на ключевых постах в Крыму, даже в СБУ, были расставлены агенты России. В рядах СБУ, милиции, органов власти, органов местного самоуправления, а затем и воинских частей множество сотрудников обманом и угрозами были склонены к предательству Украины.

К моменту ввода российских войск они были деморализованы агентурной работой, не имели возможности сопротивляться ходу событий, которыми непосредственно на месте управляли представители Москвы и командующий Южным военным округом из Ростова, расположившийся в штабе Черноморского флота.

Внутренняя и социальная политика оккупантов

Немецкие оккупационные власти были более демократичными, чем русские. Первыми повешенными в Симферополе были не партизаны и патриоты, а мародеры и грабители, две недели бесчинствовавшие в Крыму. В отличие от них российская оккупационная власть сама оказалась мародером – созданные отряды «самообороны» из крымских и заранее привлеченных кубанских безработных грабили банки, захватывали предприятия, отжимали бизнес, грабили иностранных журналистов, избивали протестующих и сотрудников СМИ, пытали участников митингов и протестных акций. Позже мародерство перешло на законодательную основу – в роли мародера  выступил «госсовет», сначала принимавший решение о якобы «национализации», после чего бизнес отчуждался у прежнего собственника якобы в интересах государства, но его дальнейшая судьба решалась уже негласно – его кто-то присваивал, он кому-то продавался, переходил из рук в руки, у него появлялся новый собственник.  

В 1942-44 годах в Крыму, как и сейчас, выходили оккупационные газеты, прославлявшие «новый порядок», точно так же, как теперь крымские газетчики, телевизионщики, «радийщики» и работники российских информагенств  прославляют новые «российские стандарты» и «заботу» оккупационной власти о благосостоянии крымчан. 

В отличие от гитлеровцев, не маскировавших аннексию Крыма в числе других территорий СССР, российские оккупанты Крыма в ХХІ веке вынуждены симулировать демократичность избирательных процессов и скрывать их фальсификацию. Если немецкая администрация создавалась открыто  путем назначения из Берлина, то Москва изо всех сил маскировала этот процесс. Есть множество уже опубликованных ранее фактов, что «госсовет» и местные органы власти созданы путем искусственного централизованного подбора преданных людей. Избрание Сергея Аксенова главой «совмина», как и впоследствии «главой Крыма» было произведено в порядке назначения сверху, замаскированного под выборы, процесс которых проходил со многими отступлениями от демократии и с нарушениями действующих законов, а поэтому не является законным.

Множество ранее активных общественных организаций Крыма, составляющих гражданское общество в украинской законодательной системе, вынуждены были в условиях оккупации прекратить свое существование. Перерегистрированы исключительно нейтральные организации и сообщества – пособники оккупантам, поддерживающие оккупационную власть. Из более чем 3 тысячи СМИ Крыма и Севастополя перерегистрировались примерно 200, исключительно пророссийской направленности.

Национальным и профессионально свободным СМИ, как ATR, газеты «Авдет», «Кримська світлиця» и другим на пути к регистрации поставлены непреодолимые бюрократические преграды. Власть российская, как и в свое время власть немецко-нацистская, выделяет огромные деньги на зомбирование жителей Крыма, создание оккупационных СМИ, в том числе на крымскотатарском языке.

Свобода слова, как и в немецком Крыму, ликвидирована полностью, у жителей отняли свободу собраний, свободу передвижения, прекратили доступ к информации из Украины, не только через СМИ, но и посредством ликвидации украинских телефонных сетей, введено тотальное прослушивание телефонных разговоров, слежка за Интернетом. На днях в России законодательно разрешена перлюстрация переписки по электронным сетям, чем в Крыму оккупационные «правоохранительные» органы негласно пользуются с самого начала оккупации. На всех телефонных станциях, у всех провайдеров Интернета за их же счет установлено дополнительное оборудование для прослушивания. 

Ни о праве, ни о законности, ни о справедливом независимом суде в Крыму нет и речи. «Глава Крыма» Аксенов публично угрожает судьям, принявшим решения по закону, но не в пользу власти. Правозащитники отмечают повсеместное и тотальное нарушение основополагающих прав крымчан, однако власть на это не реагирует, наоборот, подвергаются давлению независимые журналисты и правозащитные организации, как например, Комитет зашиты прав крымских татар. 

Для российских оккупантов стало правилом проведение террора в отношении крымчан посредством актов устрашения, убийств, похищения людей, незаконных обысков, изъятия ценностей, неправосудных обвинений. Если немцы арестовали, пытали и расстреляли, например, Алиме Абденнанову, как действительно советскую разведчицу, то «самооборона» задержала и впоследствии убила Решата Аметова, который всего лишь устроил одиночный гражданский протест.

Доказано наличие в Крыму незаконных центров лишения свободы и содержания участников протестных акций, какой, например, существовал в областном военкомате, где содержались и подвергались пыткам участники мирных протестов и демонстраций. Нет сомнения, что если бы сегодня в Крыму существовало широкое сопротивление оккупации, партизанское и подпольное движения, как в период «немецкого» Крыма, то российские оккупанты не остановились бы перед организацией концентрационных лагерей наподобие лагеря НКВД «Красный», основанного еще до прихода нацистов в Крым, и массовых казней.

Российский тоталитарный режим арестовал и пытается судить по явно подложному обвинению режиссера Олега Сенцова, похищенную на территории Украины летчицу Надежду Савченко, защита которой уже доказала ее алиби. В то же время российские спецслужбы за неимением материала вынуждены выдумывать мифы и фальсифицировать данные о якобы обнаруженных в Крыму тайниках с оружием, раскрытии попыток террористических актов, например, относительно прокурора, или раскрытии плана «Крымский гамбит».

В данный момент, как можно понять по проведению некоторых обысков и допросов, крымские спецслужбы пытаются создать миф о якобы  раскрытии подготовки террористического акта, который планировался на 9 мая, хотя ничего подобного нет и в помине. Насколько известно, гитлеровские нацисты во время оккупации подобными «фейками» не пользовались. 

В ходе российской оккупации Крыма разрушена до основания система образования, существовавшая в Украине и отличавшаяся многими прогрессивными нововведениями. Уже ставшая привычной для крымчан система охраны здоровья была заменена псевдо-бесплатной и неэффективной российской системой, отличающейся недостаточностью выделяемых на нее средств, отсутствием нужных лекарств, низкими зарплатами врачей, очередями в лечебных учреждениях, бездушностью медперсонала, отказами в оказании медпомощи, не эффективной системой «скорой помощи».

При этом действующие российские законы, как, например, закон об экстремизме, а также о клевете, о призывах к нарушению территориальной целостности России, специально приняты с расчетом на то, что будут применяться в Крыму для преследования свободного обмена мнениями и ограничения свободы слова, свободы собраний, свободы общественных организаций, свободы общественной деятельности.

Национальная политика оккупантов

Если гитлеровцы с их теорией происхождения наций были спецами в истории этногенеза и межнациональных отношений, то национальная политика россиян после аннексии Крыма оказалась противоречивой и непредсказуемой. Немцы способствовали развитию местных национальных групп, воссоздали школы с национальными языками обучения, привлекали их к управлению оккупированным Крымом, издавали для них газеты, в том числе на национальных языках.

Для крымских российских сепаратистов явно неожиданным было предложение Путина признать государственными три языка, и, не решаясь ему возразить, они начали торпедирование этого положения на месте. Было до предела сужено обучение на национальных языках, ликвидированы существующие национальные школы, максимально запущена русификация, для чего в ущерб изучению других дисциплин расширено преподавание русского языка, фальсифицированной «героической» истории России, а оформление школ российской национальной символикой, изучение и пропаганда гимна, герба приобрели уродливые гипертрофированные формы и масштабы. В оккупационном режиме Крыма его шовинистические черты проявились гораздо сильнее, чем у нацистских оккупантов во время второй мировой войны, а в ряде случаев, особенно по отношению к крымским татарам и украинцам, они носят откровенно фашистский, расовый характер.

Как гитлеровцы, так и россияне, разделили социум Крыма на нации-изгои и нации-любимчики.  Немцы расстреляли  евреев и крымчаков, но не тронули караимов и другие группы по национальному признаку, в то время как россияне фактически продолжили сталинскую национальную линию. Взят курс на вытеснение крымских татар и украинцев, ликвидацию их национальных органов самоуправления, ликвидацию украинской символики, использование которой даже вопреки собственным же российским законам, приравнено к экстремизму.

В то же время «глава Крыма» и «госсовет» заигрывают с крымскими евреями, принуждая их выступать на международной арене апологетами российской оккупации Крыма. На днях в ответ на просьбу Аксенова «представители еврейских общественных организаций Крыма» обратились к лидерам еврейских общин США, Европы и всего мира с призывом содействовать отмене санкций в отношении России. «Мы просим еврейские организации мира сформировать соответствующее общественное мнение в своих странах, начать диалог со своими правительствами о снятии санкций, направленных против России и Крыма.

Мы очень рассчитываем на проявление тысячелетней мудрости еврейского народа, на его понимание и поддержку», – говорится в обращении. С одной стороны, Крым всячески отрицает действенность санкций и утверждает, что они нисколько не действуют, а с другой стороны, реально несет ощутимые потери от санкций и всячески пытается избавиться от них.  

Национальная политика российских оккупантов остается наполненной фальшью и рассчитана не на интересы национальных общин, а исключительно на организации-пособники оккупации. Чисто формально большинству бывших национально-культурных объединений присвоен статус «национально-культурных автономий», хотя их правовое положение по сравнению с законодательством Украины стало еще более ограниченным, а фактические полномочия урезаны до национальной кухни, праздников и обрядов и… поддержки оккупантов. 

Во время немецкой оккупации из Турции в Крым приезжал известный крымскотатарский политический деятель, один из основателей первого Курултая и Крымской Народной Республики Джафер Сейдамет. Однако он понял, что воссоздание крымскотатарской государственности невозможно в условиях оккупации тоталитарным режимом, в том числе немецким. Он не видел шансов для себя и перспектив для народа, поэтому быстро уехал обратно.

Экономическая политика оккупантов

В конце 1941 года Крым достался немцам как умышленно разоренная советской властью территория, не способная к самостоятельной жизнедеятельности – большинство ценностей, промышленность, специалисты были вывезены на восток. Все, что невозможно было вывезти, было ликвидировано на месте.

Например, дозревающий урожай, который не успели собрать, перед отходом советские власти подожгли и уничтожили на корню. Несмотря на остающихся в Крыму многих граждан СССР, «народная» власть заботилась не о них, потому и лишила их любых ресурсов для жизни, руководствуясь единой целью – ничего не оставить врагу. Немцам приходилось завозить в Крым продовольствие, другие товары с целью обеспечить жизнь не только своих воинских подразделений, но и крымчан.

Русские оккупанты, наоборот, захватили в Крыму все ресурсы жизнеобеспечения, средства банков, шельф, предприятия и аграрный сектор, все производственные мощности. По некоторым оценкам, далеко не полная стоимость всего захваченного в Крыму составляет более 2 триллионов долларов.

Но если немцы запустили заводы, организовали  выпуск необходимой продукции, например, одежды и обуви, то в руках российских оккупантов в Крыму разразился еще более острый кризис – заводы потеряли прежние рынки сбыта и остановились, быстрый перевод на выпуск продукции военного назначения не состоялся, второй год сельское хозяйство терпит кризис из-за невозможности орошения, разрушена инфраструктура транспорта и т.д.

Крым продолжает жить в основном за счет снабжения продовольствием, стройматериалами и другими товарами из Украины. Ежедневно через пункты пропуска проходит по несколько тысяч фур с ресурсами жизнеобеспечения из Украины, что стало возможным в результате принятия в Украине закона о свободной экономической зоне. Украина также снабжает Крым, в том числе оккупационные воинские части на полуострове, электроэнергией, некоторыми видами топлива и других ресурсов.

Значительная часть из них тут же переправляется в Россию через Керченский пролив по более высоким спекулятивным ценам. При этом крымские оккупанты называют Украину фашистским государством и заслуги в снабжении Крыма приписывают себе, говоря «мы обеспечили», «мы организовали».  Невиданный для мировой истории благотворительный акт в пользу агрессора и оккупанта собственных территорий! 

Так, по данным Россельхознадзора, только в марте с материковой части Украины в оккупированный Крым было ввезено 30749 тонн товаров. Это 23193,3 тонн овощей, 6964,4 тонн фруктов, 350,9 тонн мукомольно-крупяной продукции, 28,3 тонн масличных культур, 107,2 тонн бобов, 48 тонн прочих товаров, почти 31 миллион 400 тысяч штук куриных яиц. На территорию полуострова с материковой Украины поступило 73746 единиц растительной продукции. Было ввезено 3355,9 кубометра древесины: 3214,8 кубометра лесоматериалов, 88,8 кубометра пиломатериалов и 52,3 кубометра шпона.

Существенный поток импорта представляют собой корма и другие товары, используемые в животноводческих комплексах. За месяц их поставлено более 12808 тонн. Умножьте теперь все это на 12 месяцев. Учтите, что значительную часть продукции (указываются 13,5%) Россельхознадзор еще по каким-то причинам не пропустил, видимо, не предполагает, что этот поток может остановиться. За это же время из Крыма в Украину было перевезено… 7,2 тонны продукции.

Из всего сказанного, очевиден вывод: российская оккупация Крыма (а также регионов Донбасса) в такой же мере, а в некоторых отношениях, еще в большей мере, чем нацистская оккупация Украины 1941-44 годов, является жестоким, незаконным, смертельно опасным нарушением прав человека на жизнь, свободу, образование, сохранение своего нравственного достоинства и национальной идентичности. В Крыму, а также по отношению к Донбассу и Украине в целом, российский политический режим проявил себя так же, как и немецко-нацистский в 1941-44 годах, то есть как вполне фашистский.

Оккупация Крыма и война России в Украине уже привела и еще грозит привести к множеству жертв, лишений, несчастий, нарушению прав и свобод огромного количества людей. Мир не может простить столь вероломного преступления в ХХІ веке. Оккупация Крыма и война на Донбассе 2014-15 годов являются еще одним доказательством того, что нацистский и советский, который унаследовала современная Россия, режимы являются в одинаковой мере преступными, и на их счету десятки миллионов невинных жертв. Поэтому совместный запрет их символики как в Европе, так и в Украине, является вполне исторически оправданным шагом, законной мерой защиты прав людей на жизнь и достоинство.

Окончание следует...

Сергей КОНОНЕНКО


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини