MENU

Кто говорит о "силовых захватах" храмов в Украине?

6526 1

Историки религии (не люблю слова "религиовед") проводят конференции о том, когда религии способствуют миру, а когда войне. Однако, историки религии не ангелы, не сферические интеллекты, в облаках чистого разума пребывающие. Они люди. Со своими взглядами, которые могут – хотя не должны – прокрадываться в их тексты и способствовать миру или войне.

Как ни странно, как раз в деспотических странах часто учёные более "объективны", просто вынужденно – боятся. Это, конечно, фиктивная объективность, и в несвободных странах, из них же Россия первая, история религии очень деформированная дисциплина – трудно в доме палача писать о верёвке, как выразился бы Лец.

Историк религии Николай Митрохин имеет свои личные предубеждения. Например, напавших на православные храмы в Чечне и Ингушетии он считает "исламскими радикалами" (хорошо, не "исламистскими"). Оккупированная страна, где правит марионеточная продажная псевдомусульманская власть (как Путин – власть псевдо-православная). В этой стране, которую русская армия заливает кровью в течение двух веков, православный храм – конечно, всего лишь символ власти страны-оккупанта.

Читайте также: Роль патриарха Филарета в возникновении и признании ПЦУ является исключительной – политолог

Какой уж тут "радикализм", когда какие-то чеченцы против этого храма! Это нормальное "национально-освободительное движение". Если бы США оккупировали Россию, разве не считал бы Митрохин или даже Митрохины подрыв американской церкви героическим деянием русских патриотов?

С некоторым предубеждением, несомненно, Митрохин относится к тем, кого он называет в своём блоге "украинскими радикалами". Что ж, нормальная позиция – хотя "украинский радикализм" всего лишь – отпор агрессору, по странной игре природы той же самой России. В оценке российской действительно Митрохин вполне здрав, в поддавки с Кремлём не играет.

Разделяет Митрохин и странное противопоставление Путина и Медведева как "антилиберала" и "либерала": "Более либеральное, чем какое либо ещё, правительство Медведева остаётся спасительным баластом в лодке раскачиваемой в результате внешнеполитических авантюр Путина". Миф о либерализме и вообще особой позиции Медведева – это, пожалуй, как раз по части истории религии, потому что это полноценный, иррациональный миф.

Митрохин, правда, о себе сообщает, что в 2008 году понял, что "демократическая Россия ушла в прошлое" (и упоминает, что "приложил руку" к становлению демократической России, хотя не уточнил, как). А ведь именно в 2008 году Медведев был сделан касимовским царевичем.

Однако в вопросе украинской автокефалии позиция Митрохина как минимум в одной точке не только не способствует миру, но способствует войне. Он совершенно правильно отмечал изначально, что Порошенко лгал, говоря, что автокефалии хотят все украинцы, что Порошенко так же использует религию как Путин, что православные составляют процента полтора от общего населения Украины, что не будет единой православной Церкви, а просто УПЦ КП сделают автокефальной. Да он и не верил в автокефалию (как и автор этих строк, который не мог допустить, что патр.

Варфоломей пойдёт на конфликт с МП и на оставление "за бортом" большинства православных украинцев). Другое дело, что ничего особо преступного в таком поведении Порошенко нет, и именно из-за контекста войны. В целом, операцию по получению автокефалии надо признать проведённой блестяще. Долгая тайная подготовка и быстая реализация на публике. Учитывая качество исходного материала – результат великолепный.

Главное даже не то, что Порошенко убедил Константинополь, а то, что Порошенко элиминировал фактор "патриарха Филарета", который был камнем преткновения для всех участников истории – не по своей роли украинского патриота с 1991 года, а прямо наоборот, по своей куда более длительной роли антиукраинского, прокремлёвского деятеля в 1950-1980-е годы.

Читайте также: Саме твердість патріарха Філарета привела нас до визнання – священик

Но! Митрохин неоднократно добавлял ещё один тезис, который уже был не констатацией факта, а прогнозом, что автокефалия, если удастся, будет сопровождаться "новой масштабной войной за собственность между группами прихожан, незаконными решениями местных органов власти и личными распоряжениями глав районов и сельсоветов, мобилизацией групп поддержки для захвата или обороны строений и т.п." (2 июля 2018 года).

Причём, это сказано до скандального интервью вл. Филарета Денисенко 21 июля 2018 года, когда тот объявил себя единственным кандидатом в патриархи будущей автокефальной церкви. Филарет тогда предсказал, что "після надання Томосу, від Москви відійде більше половини її українських парафій, відтак статус "найчисельнішої" буде втрачено, а разом з ним – претензії на першість" – это не сбылось и не могло сбыться, это было чистое "бросание понтов".

Кстати, количество во всей этой истории не имеет в принципе значения, автокефалия – понятие юридическое.

Притязания МП на первенство в православном мире основаны не на количестве, а на качестве – на атомной бомбе России. И вл. Филарет Денисенко много десятилетий, кстати, поддерживал эти притязания лично, будучи в МП.

В этом интервью вл. Филарет сказал: "Тобто держава передає у користування Українській церкві свою власність. Конкретно – Києво-Печерську лавру і Почаївську лавру. Сьогодні вони знаходяться в користуванні Московського патріархату, але коли буде утворена єдина Українська православна церква, виникне питання: кому повинні належать українські святині – українській церкві чи російській?".

Корреспондент заявил в ответ, что передача лавр вызовет "силовое противостояние". Корреспондент, не Денисенко, который ответил: "А ви не відкидайте Бога. Якщо Господь нам сприятиме, а Він нам сприятиме, то і Лаври спокійно перейдуть і інші питання вирішаться".

Никакого призыва к насилию тут нет, однако Митрохин интерпретировал это как призыв к насилию: "старец хочет... втянуть страну в масштабный конфликт с переделом всей церковной собственности и штурмом основных монастырей".

Это – не социология религии, это уже чистая публицистика и искажение первичной информации.

Читайте также: Ще один важливий наслідок будівництва незалежної української православної церкви

Более того, 2 августа 2018 года вл. Филарет дал новое интервью, не дезавуируя прежнее, а подчеркнув: "Ніякого насильства після Томосу не буде, а майно належатиме громадам, як і тепер".

Митрохин интерпретировал это как "Филарет был вынужден сдать назад". Это тоже – абсолютно неверная интерпретация.

В любом случае, позиция вл. Филарета – это всего лишь позиция одного человека (который в итоге ничего не возглавлил).

Однако, Митрохин свою позицию не изменил и продолжал утверждать, что силовое противостояние неизбежно: "Стремление к силовому захвату собственности УПЦ – прежде всего главных монастырей [юридически – собственность государства Украина – прим. ЯК.] было дважды озвучено патриархом УПЦ КП Филаретом, его следы можно найти в планах некоторых украинских правительственных экспертов, а такие попытки уже предпринимали в последние месяцы украинские право-радикальные группы и отдельные священники УПЦ КП. Вполне вероятно, такие планы есть и у местных властей в некоторых западных и центральных регионах Украины. Попытки реализации таких идей на практике вызовут физическое сопротивление" (14 сентября 2018 года).

Ни одного факта! Да и с каких пор некие "эксперты" и неуказываемые их "планы" что-либо доказывают. Этот текст – чистая беспримесная политическая пропаганда, а не религиоведение, и пропаганда, повторяющая пропаганду РПЦ МП.

К числу сугубо оценочных и пропагандистских заявлений можно отнести и уверение Митрохина, что "духовенство УПЦ [МП – прим. Я.К.] является, мягко говоря, не самой активной социальной группой, участвовавшей в пророссийских выступлениях в 2014 г.".

Читайте также: Гундяй-попы, пытаясь остановить процесс перехода верующих в Украинскую православную церковь, придумали новую фишку

Чем измеряется "участие" – непонятно. Достаточно вспомнить, как епископы УПЦ МП отказались почтить вставанием память жертв российского вторжения в Думе (где они оказались отнюдь не в качестве экскурсантов), чтобы удивиться нечувствительности историка религии к истории, происходящей на его глазах.

Налицо несомненные двойные стандарты. УПЦ МП использовалась – не вся, конечно – для подготовки вторжения как идейно, так и организационно. Дело Евгения Петрина – кадрового чекиста, действовавшего под прикрытием ОВЦС МП в Украине и по неясным причинам отправленным в тюрьму собственным же ведомством – это показало убедительно.

Именно под хоругвями и лозунгами УПЦ МП и её "русского мира" действовали – физически и с оружием – многие борцы с украинской демократией. Что до "силовых захватов", то вся собственность Московской Патриархии в Украине – результат силовых захватов, начиная с царя Алексея Михайловича и до грабежа по итогам Второй мировой войны.

Это контекст, в которым любые дефекты и проблемы с автокефалией только и могут быть поняты и оправданы.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Яков Гаврилович КРОТОВ


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування »  

Новини