MENU

Мировая экономика глазами МВФ

3284 0

В понедельник МВФ в Давосе опубликовал свой промежуточный World Economic Outlook на 2019 год (сам прогноз можно найти здесь). Кристин Лагард и новый главный экономист Фонда (в недавнем прошлом профессор Гарварда) Gita Gopinath рассказали о том, что мы конфиденциально обсуждали в прошлую среду на заседании Исполнительного совета. Итак, на какие вопросы нам надо будет ответить в грядущем году:

Будет рост или падение глобальной экономики?

МВФ прогнозирует рост мировой экономики в 2019 году на уровне 3.5%. Не мало, но ниже, чем в 2018 году (предварительные оценки: 3.7%) и ниже, чем прогнозировалось в октябре 2018 года (3.7%). 2020 год тоже планируется хуже, чем ожидалось раньше. И это при том, что в октябре 2018 МВФ уже пересматривал рост в сторону снижения.

Если сравнивать с последним прогнозом, сделанным во время годовых сборов МВФ и Мирового банка в Индонезии, то можно сказать, что надежды на факторы, которые могли привести мировую экономику к более высокому росту, не оправдались совсем, а все потенциальные риски, наоборот, материализовались. Так что тучи сгущаются. Это подтвердила во время презентации Кристин Лагард, сказав, что «после двух лет уверенного роста, мировая экономика растет более медленно, и риски увеличиваются. Это не значит, что глобальная рецессия за углом. Но риск более глубокого снижения возрастает».

Какие основные причины снижения роста?

Исследователей МВФ навел на такие выводы целый букет уже реализованных проблем, а также маячащие на горизонте потенциальные риски. В первую очередь, негативный эффект от тарифной войны между Китаем и США уже значительно повлиял на снижение международной торговли (находится на уровне ниже показателей 2017 года). Более того, показатели 2018 года уже могли быть искажены тем, что многие американские импортеры запаслись заранее китайскими товарами, ожидая повышения тарифов. Кроме того, неопределенность политик этих двух держав увеличивает риски в будущем, несмотря на заверения Дональда Трампа и Си Цзиньпина.

Brexit “no deal” – еще один потенциальный ужас 2019 года

Экономика Китая, вторая по величине в мире, и без негативного эффекта от торговли показывает охлаждение в 2018 году: буквально вчера официальный Пекин продемонстрировал рост в 6.5% третьем квартале, что было ниже прогнозов, а также худшим показателем Китая с начала 2009 года. Китайский рынок ценных бумаг в 2018 году показал падение – Shanghai composite снизился на 24.6% – худший показатель с окончания мирового финансового кризиса. Не стоит упоминать, насколько показатели Китая влияют на все азиатские рынки. Риск того, что экономика Китая будет и дальше расти меньшими темпами (а также ниже консенсус-прогноза) увеличивается.

Читайте также: Усупереч прогнозам: гривня знову стає привабливою

Brexit “no deal” – еще один потенциальный ужас 2019 года: Марк Карни, глава Банка Англии, считает, что эффект от Brexit в худшем варианте может достигать 8% ВВП за 15 лет, фунт потеряет 25% стоимости, а также это приведет к снижению на треть цены на недвижимость в Британии. Неделю назад Тереза Мэй, премьер-Министр Великобритании, потерпела сокрушительное поражение в британском парламенте – ее план выхода из ЕС не был поддержан исторически большим количеством депутатов: 432 голоса против 202. И этом при том, что выход из ЕС запланирован на 29 марта этого года.

В целом было много вариантов выхода – дружеский, более и менее жесткий, но мало кто думал, что ЕС и Британия с июня 2016 года так и не договорятся об условиях выхода. Почему это является проблемой? Во-первых, фактически Британия и ЕС окажутся в законодательном лимбо – непонятно, по каким законам им сотрудничать между собой. Во-вторых, Британия не будет частью общего рынка, и торговля между Британией и ЕС теперь будет проводиться по нормам ВТО: появятся границы со всеми атрибутами тарифов, квот и таможен.

Можно честно сказать, что Британия к этому не готова – некоторые поговаривают, что территория возле порта Довера теперь может стать стоянкой для международных траков, создав узкое горлышко для всей логистики Соединенного королевства. В целом выход Британии из ЕС очень негативно повлияет на страны ЕС, в первую очередь на Ирландию, Нидерланды, Данию, Бельгию и т.д.

Как результат, прогноз для ЕС тоже неутешительный: рост в 2019 году планируется всего на уровне 1.6% (на 0.3 процентных пункта ниже, чем планировалось в октябре, и ниже, чем 1.8% в 2018 году). При этом рост будет снижен и в Германии, и в Италии, и Франции – основных экономиках Старого света.

И что везде так плохо?

В целом МВФ ожидает снижение роста развитых экономик с 2.3% до 2.0% в 2019 году, а развивающихся экономик – с 4.6% до 4.5% (в октябре 2018 года МВФ прогнозировал увеличение роста emerging markets на 4.7%).

Прогнозы для США и Британии не были пока пересмотрены в основном из-за неопределенности политик этих стран. Более позитивный прогноз дан Японии (1.1% против 0.9% в октябре). В целом это показывает результат работы абэномики –экономической политики, проводимой правительством премьер-министра Японии Синдзо Абэ, начиная с 2012 года.

На развивающихся рынках планируется замедление роста экономик стран Азии, в основном из-за охлаждения Китая. Но при этом экономика Индии продолжает набирать скорость: в 2019 году планируется рост на 7.5%, а в 2020 году – 7.7% (против ожидаемых впечатляющих 7.3% в 2018 году). Видно, что прогнозы, ставящие Индию на вторую строчку самых больших экономик мира к 2050 году, начинаются потихоньку сбываться.

Турцию ожидает снижение (а не рост) экономики в 2019 году, и этот факт значительно скажется в целом на росте экономики Центральной и Восточной Европы (МВФ прогнозирует рост для нашего региона только на 0.7% в 2019 году против 3.8% роста в 2018). Латинская Америка выглядит на этом фоне немного лучше. Но все равно Фонд планирует замедление роста и там – в основном из-за снижения роста в Мексике (более низкие частные инвестиции), проблем в Венесуэле, падения экономики Аргентины. Все это немного компенсируется потенциальным ростом Бразилии.

Ближний Восток и Северная Африка тоже показывают не самые лучшие показатели. Снижение цен на нефть, санкции США против Ирана, проблемы Пакистана и Афганистана негативно влияют на перспективы региона. Тропическая Африка показывает рост выше, чем в 2018 году, но ниже, чем планировалось. В основном это касается Анголы и Нигерии, зависимых от экспорта нефти.

Какие еще есть проблемы?

Цены на нефть были очень волатильны, начиная с августа прошлого года, в основном из-за отношений США и Ирана, но также из-за снижения глобального спроса. В целом рынки ожидают, что цена барреля нефти будет находиться на уровне $55 США (прогноз МВФ: $60) в течение следующих 4-5 лет, что окажет негативное влияние на страны, зависимые от экспорта энергоресурсов. Цены на металл и продукцию сельского хозяйства также снизились из-за более низкого спроса в Китае. МВФ ожидает снижение цен на металл в 2019 на уровне 7.4%. Это уже негативно и для Украины тоже.

Второй проблемой является ухудшение условий на финансовых рынках, как в развитых, так и в развивающихся экономиках. Поднятие учетной ставки Федеральной резервной системы привело к росту стоимости заимствований во всем мире (Украина это почувствовала в 2018 году). В 2019 году FED продолжит поднятие, хотя, скорее всего, уже не такими быстрыми темпами. В Европе немецкие и британские госбумаги подешевели, так как инвесторы переоценивают свои портфели. Отдельной проблемой Европы является Италия, в которой пришедшее в 2018 году популистское правительство вошло в клинч с Еврокомиссией по поводу бюджета Италии на 2019 год, который выходил за рамки Маастрихтских соглашений. Фактически ЕС пришлось первый раз в истории формально попросить правительство страны-члена Евросоюза переписать бюджет на следующий год. И несмотря на то, что соглашение спустя несколько месяцев переговоров в итоге было найдено, как говорится, осадок остался. Сегодня многие инвесторы пытаются стороной обходить итальянский рынок ценных бумаг, особенно принимая во внимание, что балансы итальянских банков все еще отягощены инвестициями в госбумаги. 

Читайте также: Переломна точка для України й нашої економіки

На развивающихся рынках финансовые условия также значительно ухудшились. Но как указывает МВФ, здесь четко видна дифференциация стран. Во многих странах спреды к бумагам США выросли, отражая возрастающие риски и более осмотрительную стратегию инвесторов в госбумаги. При этом спреды выросли больше в странах, где долг к ВВП находится в более рисковой зоне. Но в целом тренд сейчас понятен: инвесторы снижают свои вложения в рисковые активы, и развивающиеся страны в 2019 году будут продолжать наблюдать отток капитала. Как результат ухудшения настроений на рынках, Центробанки Чили, Индонезии, Мексики, Филиппин, России, Южной Африки, Таиланда повысили учетные ставки в 2018 году, что позволило им уменьшить давление на курс своих национальных валют.

Инфляция во многих странах остается под давлением, а рост долга настораживает МВФ. Об этом недавно писал David Lipton в нескольких своих колонках. Очень также настораживает, что Центробанки по всему миру оказываются слабо подготовленными к потенциальному кризису. После снижения ключевых ставок во время кризиса 2008-2009 года, количественного смягчения, выкупа активов с балансов банков, рефинансирования и прочих методов, которые центральные банки использовали, чтобы оживить мировую экономику, Центробанки немного уснули и проспали момент, когда эти ставки надо было снова поднимать (чтобы, в том числе, создать буфер для будущего снижения во время кризиса). Некоторые банки (как FED) начали это делать быстрыми темпами, таким образом сейчас замедляя рост, который и так замедляется. Главам стран это не нравится, и в 2018 году мы уже видели, как эти самые главы посягали не независимость центральных банков, например, в Турции или Индии. А некоторые Центробанки (например, в Китае), так ставки и не поднимали, а наоборот снижали, а также снижали резервные требования для банков, но это все равно не оживляло экономику.  Так что проблема может быть в том, что во время следующего кризиса, у центральных банков в руках не окажется нужных инструментов для преодоления проблемных явлений. И что с этим делать, пока не очень понятно.

И что ничего нельзя сделать?

Можно. Надо совместными силами, и на глобальном, и на локальных рынках, работать над повышением среднесрочного инклюзивного роста. Во-первых, надо уходить от торговых войн и возвращаться к международному сотрудничеству. Тем для такого сотрудничества огромное количество: от унификации международного налогообложения и борьбы с уходом от налогообложения, глобальной реформы финансового законодательства и снижения коррупции до совместной борьбы с последствием изменения климата.

На локальном уровне правительствам стран рекомендуется работать над повышением производительности труда, повышением вовлечения более широких слоев населения в работу (например, женщин и молодежи), обеспечивать достаточный и равный доступ к социальным благам, особенно в период структурных реформ. Центробанкам – работать над снижением и «заякореванием» инфляционных ожиданий основных экономических игроков, а также над сохранением плавающего курса валют, который может абсорбировать негативные последствия глобального кризиса. Министерствам финансов надо озаботиться созданием фискальных буферов на случай потенциального кризиса, а также более осмотрительно относиться к заимствованиям.

2019-й точно будет интересным годом. МВФ призывает быть не наблюдателем, а активно работать над тем, чтобы следующий кризис (цикл которого точно наступит однажды) мы встретили во всеоружии, а затем снова начали работать над усилением устойчивого роста.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Владислав РАШКОВАН


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини