MENU

Письмо из Луганска: о дружбе и тоске по прошлому

2336 3

Как думаете, мир вокруг себя создаем мы сами? Или все-таки это какая-то цепочка случайностей из "удачных" людей или обстоятельств? Мне, например, почти всегда везло и почти всегда мне попадались хорошие люди в коллективах.

Чаще всего увлеченные своим делом, не склочные и искренние. Может быть, это я просто хотела их видеть именно такими?

В начале войны – летом 2014 года оказалось, что почти все мое окружение резко поменялось. Мой рабочий коллектив распался, работы не стало, а большая часть друзей выехала. Те, что остались, "выгребали" из последних сил, и им было теоретически не до дружбы со мной или кем-то еще, но практически все было как бы не так – они находились в таком же сильнейшем душевном кризисе, как и я, переживая и переваривая свои потери.

Я честно пыталась поддерживать отношения, как и раньше. Так, насколько это было возможно. Но, знаете, это было как бы неуместно в тот момент. А потом произошло еще кое-что – говорить все время о войне тоже ведь не всякому под силу: кто где прятался, куда уезжал, что видел, что потерял, где брал воду и что ел. Это как одна и та же пластинка снова и снова.

Читайте также: Письмо из Луганска: как ни старайся, забыть о войне невозможно

После моего периода поисков прежних отношений наступила другая полоса – полного игнорирования. Я просто не могла общаться с теми, с кем мы душа в душу дружили до войны. Это стало проблемой для меня и того остатка моего окружения, кто еще хотел меня видеть.

"Давай я приду с бутылкой вина", – писала мне бывшая коллега. А я хорошо понимала, что мы будем вспоминать как работали вместе до конца июля 2014 года, все еще цепляясь за надежду, что все как-то восстановится. Что мы будем пить и плакать о том, что потеряли, о том, что ушло безвозвратно и что уже вряд ли вернется в нашу жизнь. Я находила причины не встречаться, и уже обижались и не понимали меня.

Искала причины не видеться с теми, кто возвращался в Луганск на один-два дня за вещами и документами, кто искал встреч со мной, а потом уже и не искал их. Меня не понимали, а мои отговорки очень походили на выдумки. Позже стала говорить прямо, что не в том душевном состоянии, чтобы встречаться и говорить о чем-то. Да, меня не понимали. Единственное, таких, как я было немало, кто не мог возвращаться к прошлому в любом виде, кто хотел жить только здесь и сейчас, потому что все эти камбэки были невыносимы.

И, знаете, почему все так? Потому что все встречи с выехавшими напоминают экзамен. Потому что ты или вызываешь жалость своими рассказами, или невольно стараешься убедить их в том, что тебе здесь неплохо, типа, того, что и здесь жить можно.

Читайте также: Потухшие звезды Донбасса: завод "Топаз"

Еще это как экзамен: кого видел из прошлой жизнь? И как он или она? Кем работает? А если ты маниакально уверяешь, что с тобой все нормально (как будто убеждаешь в этом себя), это тоже как-то не так – ты выглядишь в глазах выехавших приспособленцем, которому все равно где жить, лишь бы его кормили.

Моя бывшая коллега в одну из таких встреч успела рассказать мне всю свою жизнь в деталях за четыре последних года. Поиски работы как качели – вверх и вниз, сайты знакомств, свидания, вереница мужчин, новое замужество, снова новая работа. Слушала ее и испытывала сожаление, что… пошла на эту встречу. Мне нечего было рассказать о себе. И было бы честно просто не встречаться, как делала обычно.

А, знаете, на зимние праздник мы обычно ходили по отделам. Несли из дома печености после выходных, пили душевный чай в перерыве. Но даже это я стараюсь не вспоминать сейчас, потому что в моей нынешней жизни мне нечего противопоставить той, ушедшей части жизни, в которой все это было.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Ольга ЧЕРНЕНКО


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування »  

Новини