MENU

Борис Стомахин: Архаизация России продолжается нарастающими темпами

1516 0

Куда, собственно говоря, идет Россия? В прошлое, разумеется, кто бы сомневался. Архаизация страны продолжается нарастающими темпами. Но при этом – как ни парадоксально на первый взгляд – на фоне попов, освящающих ядерные ракеты, и открывающихся в технических ВУЗ-ах кафедр теологии Россия, все равно движется к социализму. В свое советско-коммунистическое прошлое. То самое, которое 100 лет назад считалось вершиной прогресса и "зарей свободы"…

Об этом для "ОРД" пишет Борис Стомахин, информирует UAINFO.org

Все перемешано в этом странном государстве. На месте былых портретов Ленина сейчас висит если не портрет Путина, то икона Николая-угодника. Чекисты, созданные как «карающий меч» коммунистического режима, объявили себя чем-то вроде православного «ордена меченосцев». Вождь коммунистов Зюганов, чтобы понравиться своим избирателям, перед президентскими выборами 1996 года, как передавали новостные агентства, «крестился полным чином с погружением», а впоследствии, несколько лет назад – отслужил молебен по случаю юбилей комсомола (на ранних этапах своей деятельности закрывавшего церкви, сшибавшего с них кресты и сжигавшего иконы)…

Но под наносной мишурой монархизма и религиозности, под развесистыми царскими орлами и полосатыми царскими же флагами – самая суть, нутро, фундамент этого государства остается все равно незыблемо советским и коммунистическим. Та же «геополитика» и «глобальное противостояние» – только «американских империалистов» теперь переименовали в «наших западных партнеров» То же глобальное представление о мире в головах жителей – и те же методы управления ими.

Население нынешней России в массе своей не только категорически не признаёт все освободившиеся в 1991 бывшие советские республики независимыми государствами и считает их нынешнюю отдельность от России каким-то досадным временным недоразумением, – но в массе своей население по-прежнему девственно уверено, что бизнесмен, предприниматель, капиталист – это «эксплуататор», «паразит», «дармоед», который только отбирает у рабочего созданную его трудом прибавочную стоимость. Что добровольный наемный труд со свободным увольнением в любой момент – это «эксплуатация». И что «создает» все материальные блага тот, кто весь день делает одну и ту же операцию на конвейере, а не тот, кто организует само предприятие и весь производственный процесс на нем. «Трудом» же они, по старой советской выучке, признают лишь физический труд.

Читайте также: Лилия Шевцова: Сорвал ли Путин банк?

Советские методы управления снова в ходу. Контроль над ценами на продовольствие, скажем, яростно востребуется массой снизу – и охотно, с видимым удовольствием вводится путинской администрацией сверху. Еще вполне себе живо поколение, стоявшее целыми днями в очередях у пустых прилавков – в ожидании, что хоть что-нибудь привезут им поесть – в 1989-91 годах. Но опыт ничему не учит русских – они опять требуют контроля над ценами, всяких, и как можно больше, антирыночных мер и продолжают ностальгировать по социализму…

* * *

Десять лет назад вся так называемая имперская «оппозиция» во главе с Навальным и Немцовым, при активном участии всякого рода радикальных коммунистов, яростно боролась за недопущение в Россию трудовых мигрантов, за депортацию всех «нелегалов», за визовый режим со странами Средней Азии и т.д. Боролась – и победила: сегодня СМИ сообщают о том, что рабочих рук в России не хватает – и глава тюремщиков ФСИН Калашников уже предлагает бросить на стройки Урала и Сибири, на расширение БАМа и Транссиба заключенных. Прикомандировать вертухаев к министерствам строительства, транспорта и т.д и создать на их стройках новые, специально для работы на них зэков, лагеря. То есть, восстановить сталинский ГУЛАГ. А циничные пропагандисты из государственного агентства РИА «Новости», подсознательно догадываясь, какое это может произвести впечатление на цивилизованный мир, спешат предложить свое видение не только настоящего, но и прошлого:

«Инициатива ФСИН использовать труд заключенных граждан на стройках вызвала предсказуемый вал хейта со стороны “демократической общественности”. Это, мол, будет новый ГУЛАГ, а то еще и хуже. Давайте сначала разберемся с пресловутым управлением лагерей. “Архипелаг”  вопреки навязанным нам мифам  был обширен и разнообразен. Были лагеря с откровенно паршивыми условиями, а были и, что называется, “образцового содержания”.

…Да, для элитариев ГУЛАГ представлял неприятный контраст с “Асторией” и “Метрополем”, но для сотен тысяч простых людей он становился  как бы парадоксально это ни звучало  социальным лифтом. Главным средством успешной социализации после отбытия наказания становилась как раз рабочая специальность. Это была настоящая “путевка в жизнь”. Она позволяла бывшему криминальному элементу влиться в ряды законопослушных граждан…

…Ну что ж, вот и достойный вызов для бизнеса. Пора уже часть своих сверхприбылей застройщикам отправить не в офшоры, а на хорошую белую зарплату, соблюдение всех прав трудящихся. Если у них что-то не будет получаться, их поправят товарищи из ФСИН. Под таким присмотром заключенные получат нормальные рабочие места, новые профессии, прозрачные зарплаты. Если в этом массовом сегменте дела пойдут более цивилизованно, это станет драйвером для развития всего рынка труда. И тогда соцпакеты, бюллетени, декретные, белые зарплаты  да и просто человеческое отношение к сотрудникам  станут нормой не только в больших фирмах в крупных городах, но и по всей стране.»

Собственно, ГУЛАГ никуда и не исчезал, он просто переименовывался и перекрашивался с фасада в веселенькие «демократические» цвета еще в 90-е годы. Суть его оставалась той же, все было как бы законсервировано до времени – и вот, как видим, время пришло! Время вертухаев… Учитывая тотальную слежку, сплошные видеокамеры на улицах, распознавание лиц и всё прочее, чего не было у товарища Сталина на предыдущем витке массовых политических репрессий, – обновленный ГУЛАГ пустовать точно не будет. Русские – мазохисты по своей природе – долго мечтали о реставрации сталинизма, долго и яростно требовали вернуть им ГУЛАГ еще в 90-е годы, – но при этом по умолчанию почему-то думали, что сидеть в нем будут не они, а кто-то другой. Какие-то «враги народа» из бывших начальников, как было и в 30-е. Теперь «россиян» ждут стройки Сибири и Дальнего Востока под бдительным присмотром путинских вертухаев, – как говорится, добро пожаловать в новую-старую реальность!..

Да, вся символика и идеологическая мишура может быть царской, монархической, какой угодно – но сама основа государства, сам его фундамент остается в России бесспорно и отчетливо советским. Все эти лагеря, сама система ГУЛАГа, ныне называющегося ФСИН – это чисто советское изобретение, в царской России никаких «исправительно-трудовых лагерей» не было. Была каторга только за самые тяжкие преступления и ссылка, либо высылка под надзор полиции, за оппозиционную политическую деятельность, за листовки, за самиздат, за слова. Именно большевики сделали каторгу (а советский и нынешний лагерь – это по царским понятиям каторга!) наказанием за всё, включая рассказанный на ухо приятелю анекдот. И именно этот принцип, на котором стоял СССР, сохраняется как основа тюремно-лагерной системы нынешней России.

Лагеря – советские, как и тюрьмы: при царях в крупных губернских городах была одна тюрьма.. Сейчас – несколько (в Москве – восемь, в других – поменьше). Остальные построены в советское время. Это и есть буквально фундамент, основа этого государства. Как и МВД – советское, но в 1991-м, вместо полного роспуска по примеру 1917-го, просто перешедшее целиком на службу «новой России». И ФСБ, которое просто было переименовано из старого советского КГБ, не распущенного и не запрещенного, как надо было бы сделать, а просто несколько раз переименованного и потерявшего некоторые свои части (Первое главное и Девятое управления, к примеру, ставшие отдельными СВР и ФСО). Россия стоит на этом советско-коммунистическом фундаменте, она никогда, даже во времена относительной свободы в 90-х, с него не сходила. Двигаться она может, имея такие основы и не желая от них отказываться, только в прошлое.

Особенно забавная ситуация с мавзолеем Ленина. Некоторые радикальные коммунисты очень негодуют, что с 2004 года во время парадов и всякого рода торжеств на Красной площади мавзолей начали «драпировать» – закрывать большими фанерными конструкциями с написанными на них лозунгами. Стесняются, что ли?.. Но при этом он продолжает существовать, и мумия Ленина – нетленные мощи главного мессии коммунистической религии, о чьем втором пришествии мечтают и сегодня многие русские – продолжает в нем лежать. В 90-е еще поговаривали иной раз о том, что необходимо ее убрать. Ответной реакцией кучки наиболее радикальных коммунистов на это предложение стали в 1997 году: в апреле – взрыв памятника Николаю II в ближнем Подмосковье, в июле – минирование церетелиевского памятника Петру I в центре Москвы, в ноябре – минирование газораспределительной станции в Люберцах.

Таким образом было выяснено опытным путем, что радикальные коммунисты, готовые защищать мумию Ленина ценой больших лагерных сроков, в России есть, а вот радикальных антикоммунистов, готовых такой же ценой ее явочным порядком уничтожить, – нет. Власть же чекистов после 2000 года по отношению к мумии и ее капищу фактически взяла на вооружение лозунг коммунистов 90-х годов: «Это наша история!». Ленин, как-никак – основатель того самого большевистского режима, которые в сталинские годы стал апофеозом лютости и зверства всей русской истории, новой опричниной, намного превзошедшей прежнюю. И, кроме всего прочего, основатель ЧК, – той самой ЧК-НКВД-КГБ, откуда и вышли нынешние правители России…

Формально же – власти как бы прислушались и пошли навстречу совершенно анекдотической мотивации КПРФ-ников еще 90-х годов. Зюганов и его приближенные озвучивали это каждый раз, как заходила речь о выносе Ленина из мавзолея: мол, Ленина чтят и уважают очень много ветеранов, пенсионеров, вся жизнь которых прошла при советской власти, – проще говоря, стариков. И от возмущения и бессильной ярости, если их кумира все-таки вынесут – у этих стариков могут массово начать происходить инсульты, инфаркты и т.п., из-за чего они массово начнут окочуриваться….

Ленин – в мавзолее, на месте его портретов – иконы, на всех углах и столбах – камеры, любая оппозиция власти с любых позиций тотально запрещена и объявлена «экстремизмом», а репрессии за любое несогласие с государством в интернете или за любой самовольный протестный выход на улицу носят уже вполне себе массовых характер – благодаря распознаванию лиц. При этом гастарбайтеров удалось-таки выжить и на «великих стройках» типа модернизации БАМа не хватает рабочих рук. Что может значить весь этот расклад?

Читайте также: Обухов: У современных кремлевских старцев короткая память, либо они впадают в маразм

Увы, догадаться нетрудно. Он означает лишь одно: эти рабочие руки будут организовывать с помощью массовых политических арестов, как при Сталине. Политические репрессии в России, повторимся, последние года три, с 2019, носят уже вполне себе массовый характер – и будут только нарастать, конца этому процессу пока что не видно. «Большой террор» 1937-38 был ограничен неполными двумя годами (хотя по сути уменьшился совсем ненамного) – но нигде не сказано, что и в следующий раз должно быть так же. (А следующий раз неизбежен, – это было понятно уже с первых дней прихода ФСБ к власти в 2000 году.) Остановить этот процесс некому, диктатор отдавать свою власть не собирается, население, судя по опросам, его по-прежнему поддерживает, – так что вал политических арестов и сроков будет только нарастать.

Весной 2014, помнится, в СМИ промелькнула новость, что для всех «экстремистов» и «террористов» России власть хочет ввести чисто тюремный режим содержания, собрав их со всех лагерей в одну заранее выбранную тюрьму – в Енисейске Красноярского края. Чтобы, мол, они, эти смутьяны, не влияли дурно на остальную, уголовную массу лагерей (не обращали бы ее в ислам – имелось прежде всего в виду). Но идея эта не реализовалась, в Енисейске сейчас функционирует просто крытая тюрьма с ужасными – по отзывам побывавших там уголовников – условиями содержания. Теперь, видимо, «экстремистов» и «террористов» попробуют опять принудить вкалывать на государство.

Нынешние зэки-уголовники, не хлебнувшие лиха сталинских лагерей, на работу нередко рвутся сами, им скучно целый день торчать в «жилке» и сидеть на шконке в бараке. Может быть, немало политзэков тоже решит, что «так время быстрее проходит», если каждый день ходить на работу. Пусть каждый из них решает сам за себя; но все-таки нельзя не вспомнить, что с прежним неписанным кодексом политзаключенного работа на посадившее его государство несовместима.

* * *

Как стрелка компаса, отпущенная в свободное плавание, русские, если дать им волю, всегда поворачивают налево и начинают строить тот или иной вид социализма. Они стихийные социалисты, такова уж их природа. Если завтра путинский режим вдруг рухнет, на политической сцене появятся совершенно новые лица, русским дадут провести действительно честные и свободные выборы… – победят на них коммунисты! КПРФ ли это будет, с ее нынешним диким коктейлем из большевизма, сталинизма, монархизма, православия, черносотенства, великодержавного шовинизма и ленинской «революции», или какие-то другие, новые, более радикальные коммунисты, – но, по крайней мере, ясно одно: либеральным партиям, выступающим за нерушимость права частной собственности и свободный рынок как наилучшую экономическую модель, в России ничего не светит. Максимум за них может проголосовать горсточка интеллигентов и чудом сохранившихся мелких бизнесменов Москвы, Питера и еще нескольких крупных городов.

Более того, если в результате краха путинского режима распадется завтра и сама империя – то ее ставшие независимыми части тоже неизбежно начнут строить социализм! Потому что ничего другого они просто не умеют и ничто не соответствует их архетипу до такой степени, как социализм. Точнее, Северо-Запад бывшей России, Ингрия (Санкт-Петербург+область), Архангельск, Новгород, Кёнигсберг – быть может, и найдут еще какой-то свой, цивилизованный путь в Европу и смогут построить что-то приличное. Это и в старину были наиболее развитые, торговые, несущие на себе печать связей с Западом части империи, не говоря уже, что Новгород сам был органической частью этой самой Европы до 1478 года, а Кёнигсберг – аж до 1945-го!…

Читайте также: Ходорковский: Проблема Путина в том, что он и есть проблема. ВИДЕО

Но все остальные – Поволжье, Урал, Сибирь, а уж тем паче Юг нынешней России, Ростов-на-Дону, Краснодар, Ставрополь – эти начнут строить социализм обязательно и практически без вариантов! Все это еще в 90-е было знаменитым тогда «красным поясом» России, КПРФ правила там безраздельно. Имперско-реваншистские и православно-шовинистические взгляды и устремления жителей Юга, всех этих так называемых (ряженых) «казаков» органически и непротиворечиво сливались со всеобщей ностальгией по совку как апофеозу имперского «величия». Настроения населения России 90-х годов были, по сути, ностальгией обезьяны по тем временам, когда в лапе у нее была граната, ее все боялись и – как ей казалось – уважали. Путин снова дал ей эту гранату – и именно этим заслужил всеобщий восторг и массовую поддержку первых как минимум полутора десятилетий своего правления.

Либеральной и тем более либертарианской оппозиции в России практически нет. Вся та, что есть – это «50 оттенков красного», спектр разных форм и степеней левизны, «Россия – левая страна!» – изрек в том же 1996 году в ходе предвыборной кампании тот же Зюганов. И это – ее диагноз.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і YouTube

Борис СТОМАХИН, для ”ОРД” 


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі


Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини