MENU

Семейный кинобизнес в эпоху корпораций: история Брокколи, которые 60 лет контролируют "бондиану"

868 0

Семейный кинобизнес в эпоху корпораций: история Брокколи, которые 60 лет контролируют "бондиану"Слева направо: Альберт Брокколи, Шон Коннери, Ян Флеминг и Гарри Залцман

Семья Брокколи с 1961 года выбирает режиссеров и актеров, места для съемок и рекламные интеграции и зарабатывает при этом примерно столько же, сколько компания-производитель фильмов о Бонде.

Как пишет портал VC  со ссылкой на The Hustle, Альберт Брокколи всегда оставался преданным «бондиане»: он не отвлекался на сторонние проекты, ему нравилось проводить время на съёмочной площадке, а съёмочный коллектив стал для него второй семьёй, информирует UAINFO.org.

...В июне 1961 года продюсеры Альберт «Кабби» Брокколи и Гарри Зальцман искали киностудию, чтобы экранизировать серию романов Яна Флеминга о шпионе Джеймсе Бонде. Columbia Pictures им отказала, а опцион на экранизацию тем временем истекал. В надежде всё же заключить сделку они встретились с руководителями киностудии United Artists в Нью-Йорке. После 45-минутной беседы компания выделила продюсерам бюджет в $1 млн. В результате «бондиана» стала одной из самых продолжительных голливудских франшиз, а мировой прокат принёс создателям около $7 млрд выручки.

Читайте также: Френсіс Форд Коппола готовий ризикнути власною сотнею мільйонів доларів, щоб втілити в життя проєкт мрії

Контроль над франшизой на протяжении всего времени сохраняло семейство Брокколи — несмотря на судебные иски, угрозу банкротства и смену партнёров. Всё это происходило в мире, где частных игроков всё чаще поглощают крупные корпорации.

От нового фильма об агенте 007 «Не время умирать», который осенью наконец-то выходит на экраны, семья Брокколи, по ожиданиям аналитиков, получит 10% чистой прибыли, сумма которой обычно составляет около $100 млн.

Как Брокколи познакомился с владельцем прав на «бондиану»

С 1952 года писатель Ян Флеминг ежегодно выпускал по одному роману о Бонде. Каждый получал одобрение критиков, хорошо продавался и, казалось, был идеальным кандидатом на экранизацию: в нём были эксцентричные злодеи, содержательные диалоги и «горячие» сцены.

Однако кинокомпании оценили труд Флеминга не сразу. В 1954 году канал CBS снял часовую телеадаптацию его первого романа «Казино Рояль», заплатив писателю всего $1000. Позже права на экранизацию купил за $6000 другой продюсер, но проект так и не запустили.

«Кино- и телеиндустрия в Америке — это адские джунгли», — писал тогда Флеминг.

В 1960 году надежду писателю подарил продюсер Гарри Зальцман: за $50 тысяч он купил права на все романы о Бонде за исключением «Казино Рояль». И пообещал доплатить по $100 тысяч за каждую книгу, которую удастся экранизировать.

Связей в крупных киностудиях у Зальцмана не было, зато они были у продюсера Альберта «Кабби» Брокколи, который давно присматривался к «бондиане».

«Кабби» родился в 1909 году в Нью-Йорке — в итало-американской семье, занимающейся посадкой брокколи. В 20 лет он переехал в Голливуд, где познакомился с режиссёром и предпринимателем Говардом Хьюзом. Благодаря ему Брокколи устроился киноагентом и продюсировал актрис Лану Тёрнер и Аву Гарднер.

Позже Брокколи стал независимым продюсером и в 1961-м году познакомился с Зальцманом. Он обещал последнему помочь со сделкой и взамен получил 50% прав на «бондиану».

Читайте также: Названы самые большие гонорары голливудских звезд в 2021 году

Летом 1961 года за проект взялась кинокомпания United Artists, выделив на производство $1 млн. Продюсерам полагалось 60% прибыли с фильма, а United Artists — 40%.

Решение по бюджету казалось тогда рискованным. По данным IMDB, из примерно 2,5 тысяч фильмов, выпущенных в 1960 году, заработать миллион смогли менее 30%.

«Впрочем, United Artists вряд ли думали о будущем — для них это была всего лишь очередная сделка. Они тогда не думали даже о второй части, не говоря уже о целой франшизе», — писал Стивен Джей Рубин, автор «Энциклопедии фильмов о Джеймсе Бонде».

Брокколи заработал на первом фильме больше, чем кинопродюсеры выручали со всех проектов

После закрытого показа первого фильма о Бонде «Доктор Ноу» United Artists, казалось, жалела о сделке. Руководители сочли картину слишком утрированной и претенциозной, а один из них сказал: «Единственное, что меня радует, — это то, что тысяч 160 мы, уж наверное, заработаем».

Однако своей «претенциозностью» картина, наоборот, вписалась в культурный сдвиг 1960-х годов. «Доктор Ноу» вышел в мировой прокат в октябре 1962 года и собрал $41 млн.

Впрочем, United Artists по-прежнему сомневалась, что фильм про шпиона-европейца близок американской аудитории. Прежде чем выйти на дорогие рынки Нью-Йорка и Чикаго, студия показала его в штате Оклахома. Сборы там составили $16 млн, а фильм стал седьмым по успешности среди всех североамериканских фильмов в 1963 году.

Брокколи и Зальцман выручили с фильма примерно по $5-10 млн — гораздо больше, чем многие независимые продюсеры заработали бы за всю карьеру.

Как было устроено партнёрство Брокколи с Зальцманом

В 1961 году, перед съёмками «Доктора Ноу», продюсеры основали кинокомпанию EON Productions со штаб-квартирой в Лондоне. Чтобы платить меньше налогов британскому правительству, права на «бондиану» принадлежали другой компании — холдингу Danjaq, зарегистрированному на тот момент в Швейцарии.

Danjaq основали жёны Зальцмана и Брокколи Дана и Жаклин — на наличные деньги, которые якобы не имели отношения к заработку продюсеров. Именно через холдинг Брокколи и Зальцман оформляли большую часть прибыли, поскольку налоговые ставки в Швейцарии были ниже, чем в Великобритании.

Читайте также: Джеймс Бонд повертається! Вийшов фінальний трейлер стрічки "007: Не час помирати"

Брокколи также взял на себя контроль над «творческой» составляющей производства: выбирал режиссёров и актёров на роль Бонда, места для съёмок, решал вопросы по рекламным интеграциям.

Бюджет сиквелов Брокколи и Зальцман планировали увеличивать, хотя Голливуд тогда действовал наоборот. Обычно студии сокращали бюджет, поскольку зрители и так ожидали от продолжения зрелищности и всё равно бы пошли в кино.

Брокколи верил, что секрет успеха «бондианы» — в её увлекательности. «Мы здесь не за "Оскарами", а затем, чтобы развлечь зрителей», — признался он после премьеры «Лунного гонщика» в 1979 году.

По словам United Artists, прокат «Лунного гонщика» в одной только Северной Америке принёс компании $163 млн прибыли (около $600 млн сегодня). Брокколи, в свою очередь, получил примерно половину суммы.

Брокколи стал единственным продюсером

Зальцман продержался в компании недолго. После нескольких неудачных вложений он был вынужден заложить долю в Danjaq. В итоге кредиторы угрожали компании принудительной ликвидацией, поэтому в 1975 году Зальцман продал свою долю United Artists.

66-летний Брокколи стал единственным продюсером и сумел в одиночку справиться с проблемами, которые могли погубить бизнес:

- в 1981 году United Artists потеряла много денег на производстве фильма «Врата рая». Картина стала одним из крупнейших финансовых провалов в истории кино. В том же году компанию выкупила Metro-Goldwyn-Mayer и стала новым партнёром Брокколи по «бондиане»;

- в 1984 году Шон Коннери подал в суд на Danjaq и MGM — за то, что те якобы не выплатили ему обещанный гонорар за съёмки в фильме «Бриллианты навсегда». Он потребовал от компаний $225 млн, однако решение суда публично так и не огласили;

Читайте также: ВВС: Бондіана нової доби. Якими будуть фільми про Бонда після Деніела Крейга

- в начале 1990-х годах управление над MGM взял голливудский мошенник Джанкарло Парретти. Новый владелец тратил бюджет компании на собственные прихоти и нарушал лицензионные соглашения, из-за чего Danjaq пришлось с ним судится. С 1989 по 1995 год компания не выпустила ни одного фильма о Бонде.

Несмотря на все испытания Брокколи оставался преданным «бондиане»: он не отвлекался на сторонние проекты и не пытался стать магнатом, как Зальцман. Ему нравилось проводить время на съёмочной площадке, а съёмочный коллектив стал для него второй семьёй.

После смерти «Кабби» дело перешло детям Брокколи

В 1995 году, после нескольких операций на сердце, «Кабби» передал управление франшизой дочери Барбаре и пасынку Майклу Уилсону, а в 1996-м скончался. Дети продолжали следовать идеологии отца: они контролировали наиболее важные детали производства и следили за тем, чтобы «бондиана» оставалась продуктом для киноэкранов, а не пошла по стопам вселенных Marvel и Star Wars, создатели которых позволили Disney выпускать на их основе бесконечное число сторонних проектов.

После смерти Альберта Брокколи управление франшизой перешло его дочери Барбаре и пасынку Майклу Уильсону

В 21-м веке детали о голливудских сделках чаще всего держат в тайне, но известно, что Брокколи каждый раз получают треть прибыли, при том что львиную долю расходов покрывают MGM и дистрибьюторы в лице Sony и Universal:

- прибыль Danjaq за каждый фильм составляет 20-35% от общей суммы, писала в 2004 году газета Los Angeles Times;

- компания получает часть денег ещё до того, как кинокомпании покроют расходы на производство и кинопрокат;

- вышедший в 2012 году фильм «007: Координаты "Скайфолл"» в сумме принёс создателям $1,1 млрд. MGM выручила $179 млн, Danjaq — $109 млн, а Sony — $57 млн.

Правда, скоро семейный бизнес рискует столкнуться с новой проблемой. В мае 2021 года компанию MGM выкупила Amazon — примерно за $8,5 млрд. Соавтор сценария «007: Координаты "Скайфолл"» Джон Логан опасается, что корпорация Безоса будет ставить не на качество, а на количество.

Майкл Уилсон и Барбара Брокколи комментарии давать отказались, но хочется верить, что семья Брокколи сумеет отстоять франшизу.

«Однажды папа сказал мне: главное — не дай им всё разрушить», — рассказала Барбара Брокколи в интервью в 2004 году.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і YouTube

UAINFO


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі


Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини