MENU

Project Syndicate: Как Великобритания развивает экономику городов

649 0

Джим О’Нил

После того как в мае 2013 года я прекратил работу в банке Goldman Sachs, мне выпала честь председательствовать в независимой Комиссии по вопросам городского роста, которая должна была исследовать географические дисбалансы в британской экономике. Наша задача заключалась в том, чтобы определить, почему Лондон и юго-восток страны обрели такую доминирующую роль, и как можно улучшить экономические показатели других крупных городских центров.

Наш важнейший вывод был таков: ключевые города Северной Англии достаточно близко расположены, чтобы объединиться в единый рынок — такой же по размерам, как и рынок Лондона с пригородами. В случае создания такой экономической и коммерческой агломерации, которую мы описывали, Великобритания стала бы обладателем уже не одного, а двух городских коммерческих центров, способных конкурировать на глобальном уровне. Крайне важно, что эта модель, получившая затем название "Северный экономический центр", была задумана так, чтобы дополнять Лондон, а не ослаблять его позиции конкуренцией. Цель заключалась в том, чтобы оба центра восстановили географический баланс в стране и повысили ее показатели экономического роста в целом.

Читайте также: Три инициативы, которые помогли Великобритании значительно увеличить поступления в бюджет

В июне 2014 года Джордж Осборн, занимавший тогда пост министра финансов, одобрил этот план, после чего я вошел в состав правительства премьер-министра Дэвида Кэмерона с целью помочь в реализации этого плана. Но из-за референдума о Брексите, состоявшегося в июне 2016 года, и Кэмерон, и Осборн ушли в отставку (в июле), а в сентябре это сделал и я. Однако у меня осталась возможность внимательно следить за прогрессом в реализации этого плана в качестве вице-председателя "Партнерства Северного экономического центра", неправительственной организации, которую Осборн создал осенью 2016 года.

С тех пор о проекте "Северный экономический центр" обычно говорят, что он свернут. Учитывая продолжающий хаос Брексита, можно не сомневаться в том, что этот проект (как и практически все остальное) перестал занимать важное место в политической повестке правительства. Но это не означает, что он забыт. В апреле преемник Осборна — Филип Хэммонд — заявил, что готов выделить 39 миллиардов фунтов стерлингов (51 миллиард долларов) на финансирование проекта железной дороги "Северный экономический центр2. Сократив время поездок и грузоперевозок между крупными городами на севере страны, этот проект может повысить производительность в регионе и способствовать достижению изначальной цели плана создания "Северного экономического центра".

Итогом моей работы во главе Комиссии по вопросам городского роста стало твердое убеждение, что меры по повышению производительности в тех или иных географических зонах важнее, чем аналогичные меры в отношении тех или иных отраслей. Никто не знает, какую отрасль бизнеса в будущем ждет быстрый рост. Всего 25 лет назад мало кто мог предсказать, что Amazon и Apple займут те позиции, на которых они находятся сейчас. А вот города и регионы никогда никуда не исчезнут, хотя они и могут приходить в упадок — и приходят.

К счастью, широкий хор авторитетных комментаторов и экспертов тоже начал обращать внимание на важность физических, реальных мест для обеспечения устойчивости современного капитализма. Главные среди этих экспертов — Пол Коллиер из Оксфордского университета, одни из ведущих в мире экспертов по вопросам экономики развития, а также Рагурам Раджан, бывший управляющий Резервным банком Индии, а сейчас профессор Школы бизнеса им. Бута при Чикагском университете. Я глубоко надеюсь, что их аргументы в пользу экономических и социальных мер, ориентированных на местные сообщества, города и населенные пункты, окажут влияние на власть.

Что же касается собственно проекта «Северного экономического центра», то есть данные об умеренном, но прогрессе. Да, конечно, в течение минувшего десятилетия Лондон показывал результаты лучше, чем города Севера. Об этом свидетельствуют, в частности, индексы деловой активности (PMI) в Лондоне, регионе Йоркшир и Хамберсайд, а также на Северо-Западе страны. Кроме того, многие экономические эксперты считают, что Лондон более устойчив к последствиям Брексита, чем промышленные районы страны.

Читайте также: Открытие и ведение бизнеса в Канаде: некоторые аспекты

Но взгляните на те же самые данные PMI в более узком контексте минувших пяти лет, а особенно последних трех лет. Другие регионы начали опережать Лондон, при этом Северо-Западный регион показывает особенно хорошие результаты, а Йоркшир усиливает свой уже заметный отрыв.

Эта разница объясняется тем, что сам Лондон сдает позиции, что, скорее всего, вызвано спадом на рынке недвижимости и охлаждением инвестиционного климата из-за Брексита. Тем не менее, регионы, связанные с проектом "Северного экономического центра", демонстрируют устойчивую силу, а данные индексов деловой активности подтверждаются не только практическими свидетельствами из жизни, но и другими показателями региональной экономической статистики, например, данными о ценах на жилье за последние годы.

Все эти тенденции могут оказаться случайными и мимолетными. Но есть причины полагать, что они свидетельствуют о более глубоких, структурных изменениях, которые стали результатом умеренного расширения прав местных властей и мерами содействия развитию, принятыми британским парламентом в период 2015-2017 годов. Если правительство серьезно намерено вложиться в проект железной дороги "Северного экономического центра", это позволит значительно ускорить уже достигнутый прогресс, мобилизовав – в буквальном и фигуральном смысле – "животный дух" бизнеса, гражданских лидеров и граждан северного региона.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Оригинал на Project Syndicate

Перевод  – UAINFO


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування »  

Новини